Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Зал  Совета.  Это  не запрещалось - в Диаспаре вообще было мало
запретов, - но подобно другим жителям города он испытывал почти
религиозное благоговение перед этим местом. В мире, не  имеющем
богов, Зал Совета был наиболее сходен с храмом.
       Хедрон  уверенно  вел  Элвина  по  коридорам  и  скатам,
сделанным специально для механизмов на колесах, а не для людей.
Некоторые из этих  скатов  извивались,  уходя  вниз  под  столь
крутыми  углами,  что по ним невозможно было бы ходить, не будь
гравитация соответствующим образом искажена.
       Наконец  они  достигли  запертой  двери,  которая  с  их
приближением  бесшумно  сползла  в  сторону, а затем преградила
отступление. Впереди была другая дверь, но она  перед  ними  не
открылась.  Хедрон,  не  прикасаясь  к  двери, неподвижно встал
перед нею. После небольшой паузы тихий голос произнес:
     - Пожалуйста, назовитесь.
     - Я Шут Хедрон. Мой спутник - Элвин.
     - Какое у вас дело?
     - Чистое любопытство.
       К некоторому удивлению Элвина дверь тут же открылась. По
опыту он знал, что шутки с машинами всегда ведут к  непониманию
и  к  необходимости  все  начинать сначала. Машина, вопрошавшая
Хедрона, должна была быть весьма изощренной и занимать  высокое
место в иерархии Центрального Компьютера.
       Других  преград  не  было,  но Элвин подозревал, что они
миновали  ряд  проверок,  скрытых  от   постороннего   взгляда.
Короткий  коридор вывел их сразу в огромное круглое помещение с
углубленным полом,  а  на  этом  полу  находилось  нечто  столь
удивительное,  что  Элвин  на  миг  потерял голову от восторга.
Перед ним простирался весь город Диаспар, причем самые  высокие
здания едва доходили ему до плеча.
       Он   долго   выискивал   знакомые  места  и  разглядывал
неожиданные перспективы и лишь  через  какое-то  время  обратил
внимание  на  остальную  часть  помещения.  Стены  были покрыты
мельчайшей  мозаикой  из  белых  и   черных   квадратиков   без
соблюдения  какой-либо  закономерности.  Стоило  Элвину  быстро
перевести взгляд,  как  создавалось  впечатление,  что  мозаика
мерцает,  но  это  было  лишь  иллюзией.  По  краям помещения с
равными  промежутками  стояли  какие-то   аппараты   с   ручным
управлением: каждый имел экран и сиденье для оператора.
       Хедрон дал Элвину наглядеться вдоволь. Затем он спросил,
указывая на миниатюрный город:
       - Знаешь ли ты, что это?
       Элвин хотел было ответить: "Модель, я полагаю"; но ответ
этот был  столь  очевиден,  что  наверняка  являлся  ошибочным.
Поэтому он мотнул головой, ожидая, пока Хедрон сам  ответит  на
свой вопрос.
     - Ты  помнишь,  -  сказал  Шут,  - что я однажды рассказал
тебе, каким образом управляется город, как Банки  Памяти  вечно
хранят  его  застывший  образ.  Вот  эти  Банки,  это бездонное
хранилище информации, полностью определяющее сегодняшний  город
- оно  вокруг  нас.  Каждый  атом  Диаспара давно забытыми нами
методами взят на учет в матрицах, замурованных в этих стенах.
       Жестом руки он указал на  безупречное  во  всех  деталях
подобие Диаспара, покоящееся перед ними.
     - Это не модель, она не существует в действительности. Это
лишь проекция   образа,   хранящегося   в   Банках  Памяти,  и,
вследствие  этого,  она  абсолютно  идентична  самому   городу.
Обзорные  аппараты могут увеличить любую выбранную часть, чтобы
рассмотреть ее в натуральную величину или даже в более  крупном
масштабе. Они используются, когда необходимо внести изменения в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.