Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

частично  перестраивал  свою комнату, когда в его ушах раздался
звук колокольчиков. Он сформулировал в уме сигнал разрешения, и
стена, на которой он только что  рисовал,  вновь  растворилась.
Как  он  и  ожидал, за стеной стояли родители, а чуть поодаль -
Джезерак. Присутствие наставника указывало, что это не  обычный
семейный визит. Но и об этом он знал заранее.
         Иллюзия  была  идеальной  и  не исчезла, когда Эристон
заговорил. Элвину было хорошо, что в действительности  Эристон,
Этания  и  Джезерак  разделены  многими  километрами. Строители
города покорили пространство так же, как они  подчинили  время.
Элвин  даже  не  знал  точно,  где среди бесчисленных башенок и
запутанных лабиринтов Диаспара живут его родители.  Со  времени
его последнего "всамделишного" визита, оба успели переехать.
       - Элвин,  -  начал Эристон, - исполнилось ровно двадцать
лет с тех пор, как твоя мать и я впервые встретили  тебя.  Тебе
известно,  что  это  означает. Наше опекунство окончилось, и ты
свободен делать все, что хочешь.
         В голосе Эристона был след - но только след -  печали.
Значительно больше в нем было облегчения. Наверное, Эристон был
доволен, что существовавшее на деле положение вещей приобретало
законную основу. Элвин предвкушал свою свободу уже давно.
       - Я  понимаю  все,  -  ответил он. - Я благодарен вам за
заботу и я буду помнить о вас все мои жизни.
         Это был формальный ответ.  Он  слышал  эти  слова  так
часто, что все их значение выдохлось, превратив их лишь в набор
звуков  без особого смысла. И все же выражение "все мои жизни",
если призадуматься, было достаточно странным.  Ему  было  более
или  менее  известно,  что  за  этим скрывается; теперь настало
время знать точно. В  Диаспаре  было  много  непонятных  вещей;
многое следовало выяснить за предстоящие ему столетия.
         На  миг  показалось,  что Этания хочет заговорить. Она
приподняла руку, потревожив радужную паутину своего платья,  но
потом, опустив ее, беспомощно обернулась к Джезераку. До Элвина
наконец  дошло,  что его родители чем-то встревожены. Он быстро
перебрал в памяти происшествия последних  недель.  Нет,  в  его
недавних  поступках  не  было  ничего,  могущего  вызывать  эту
неуверенность, это чувство неясной тревоги, словно  окутывающее
Эристона и Этанию.
         Джезерак,  впрочем, отлично ориентировался в ситуации.
Он  вопросительно  взглянул  на  Эристона  и  Этанию,  с  явным
удовлетворением  увидел,  что им нечего больше сказать, и начал
речь, которую подготовил уже годы назад.
       - Элвин, - сказал он, - в течение двадцати  лет  ты  был
моим учеником. Я, как мог, старался научить тебя обычаям города
и  посвятить  в  принадлежащее  и тебе наследие. Ты задавал мне
много вопросов. Не на все у меня находился ответ.  О  некоторых
вещах ты не был готов узнать, а многого я не знаю и сам. Теперь
твоему   младенчеству   настал  конец,  детство  же  твое  едва
началось. Моим  долгом  остается  направлять  тебя,  если  тебе
потребуется  помощь.  Лет  за  двести, Элвин, ты, может быть, и
узнаешь кое-что о городе и его истории. Даже я,  приближаясь  к
концу  этой  жизни,  повидал  менее  чем  четверть  Диаспара и,
вероятно, менее чем тысячную часть его сокровищ.
         Во всем этом для Элвина не было  ничего  неизвестного,
но  Джезерака нельзя было торопить. Старик мог взирать на него,
опираясь на всю разделявшую их пропасть веков. Его  слова  были
отягощены безмерной мудростью, почерпнутой из долгого общения с
людьми и машинами.
       - Скажи  мне,  Элвин,  -  произнес он, - задавался ли ты
когда-либо вопросом, где ты был перед своим рождением  -  перед

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.