Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тем, как увидел себя перед Этанией и Эристоном в Зале Творения?
       - Я  полагал,  что  был  нигде  - что я был лишь образом
внутри разума города в ожидании своего явления на  свет  -  вот
как это.
         Небольшая    кушетка   замерцала   позади   Элвина   и
сгустилась, став реальностью.  Он  присел  на  нее  в  ожидании
дальнейших слов Джезерака.
       - Конечно,  ты  прав,  - последовал ответ. - Но это лишь
часть истины, - и в действительности очень малая часть. До  сих
пор  ты общался лишь с детьми своего же возраста, и они тоже не
ведали правды. Скоро они ее вспомнят, ты же - нет. И мы  должны
подготовить  тебя  к  этому.  Уже  более  миллиарда лет, Элвин,
человеческая раса живет в этом городе. С тех пор,  как  рухнула
Галактическая Империя, и Пришельцы вернулись к звездам, он стал
нашим  миром.  За стенами Диаспара нет ничего, кроме пустыни, о
которой рассказывают наши легенды. О наших первобытных  предках
мы  знаем  мало. Они были короткоживущими существами и, как это
ни странно,  могли  воспроизводить  себе  подобных  без  помощи
банков   памяти   и   организаторов   материи.   В  сложном  и,
по-видимому, неконтролируемом процессе основные  формы  каждого
человека  попадали  на  хранение  в  микроскопические клеточные
структуры,   создаваемые   внутри   тела.    Если    ты    этим
заинтересуешься,  биологи  расскажут  тебе  подробнее. Впрочем,
метод этот сейчас не представляет  интереса,  ибо  оставлен  на
заре истории. Человеческое существо, как и любой другой объект,
определяется  своей структурой - своим образом. Образ человека,
и тем более образ, определяющий сознание  человека,  невероятно
сложен.  Но  Природа  смогла  поместить этот образ в крошечную,
невидимую глазом клетку. То, что  смогла  осуществить  Природа,
смог  и  Человек  - правда, по-своему. Мы не знаем, сколько для
этого потребовалось времени. Может быть, миллион лет, - но  что
с того? Наши предки наконец научились анализировать и сохранять
информацию,   определяющую   каждого   конкретного  человека  и
использовать эту информацию для воссоздания оригинала - подобно
тому, как ты только что воплотил кушетку. Я полагаю, что  такие
вещи   интересны  тебе,  Элвин,  но  описать,  как  именно  это
делается, я не  смогу.  Способ  хранения  информации  не  имеет
значения:  важна информация сама по себе. Она может быть в виде
слов, записанных на бумаге, в виде череды  магнитных  полей,  в
виде картины электрических зарядов. Люди использовали все эти и
многие  другие  методы  хранения.  Достаточно  сказать, что уже
очень давно они научились хранить сами себя - или,  точнее,  те
бестелесные  образы,  из  которых  они могли бы воссоздаваться.
Итак,  это  тебе  уже  известно.  Таким  образом,  наши  предки
даровали   нам   практическое   бессмертие,   избежав  проблем,
связанных с упразднением смерти. Тысячу лет пребывания в  одном
теле  достаточно для человека; к концу этого срока его сознание
обременено воспоминаниями, и он желает лишь покоя - или  нового
начала.  Уже  скоро,  Элвин, я начну готовиться к уходу из этой
жизни. Я переберу мои воспоминания, выправлю их и  отброшу  те,
которые   не  пожелаю  сохранить.  Затем  я  отправлюсь  в  Зал
Творения, но через ту его дверь, которой ты не  видел  никогда.
Старое  тело прекратит существование, а вместе с ним исчезнет и
сознание. От Джезерака  останется  лишь  галактика  электронов,
замороженных в глубинах кристалла. Я буду спать без сновидений,
Элвин.  И  однажды, может быть, через сто тысяч лет, я обнаружу
себя в новом теле и встречусь с теми, кто  будет  избран  моими
опекунами. Они будут смотреть за мной, подобно тому как Эристон
и  Этания направляли тебя. Ибо сначала я ничего не буду знать о
Диаспаре, и не буду  помнить,  кем  был  раньше.  Воспоминания,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.