Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

 - подумал  Элвин.  -  А  Пришельцы?  ).  - Я не чувствую здесь
каких-либо мыслей, но не верится, что  мы  тут  одни.  Все  это
очень странно.
       Они  медленно  вернулись  к  руинам  крепости. У обоих в
мыслях была эта  размеренная,  приглушенная  пульсация.  Элвину
казалось,  что одна тайна громоздится на другую, и он, несмотря
на все усилия, уходит все дальше и дальше от  постижения  столь
влекущей его истины.
       На  первый  взгляд  развалины  не могли содержать в себе
ничего поучительного, но они все же  тщательно  обыскали  груды
щебня  и большие каменные осыпи. Здесь, наверное, было кладбище
машин, бесконечно давно уже  сделавших  свое  дело.  Теперь,  в
случае   возвращения  Пришельцев,  все  это  будет  бесполезно,
подумал Элвин. А почему Пришельцы никогда больше не появлялись?
Еще  одна  тайна;  но  загадок  и  без  того  хватает,   нечего
выискивать новые.
       В  нескольких  метрах  от озера они обнаружили небольшой
участок, расчищенный от щебня.  Он  зарос  сорняками,  которые,
однако,  почернели  и  обуглились  от колоссального жара. Когда
Элвин и Хилвар  подошли  ближе,  растения  обратились  в  золу,
пачкая  их  ноги  угольными  полосами. В центре прогалины стоял
металлический  треножник,  прочно  укрепленный  в   земле.   Он
поддерживал  кольцо,  повернутое  на  оси  так,  что  оно  было
обращено к небу и смотрело в точку, находившуюся на  полпути  к
зениту. На первый взгляд кольцо казалось пустым; но когда Элвин
пригляделся,  он различил заполнявшую кольцо слабую дымку, свет
от которой беспокоил глаза, находясь где-то  на  краю  видимого
спектра.  В этом сиянии крылась мощь. Без сомнения, именно этот
аппарат породил световой взрыв, призвавший их в Шалмирану.
       Они не отважились подойти ближе и разглядывали  механизм
с  безопасного  расстояния. Мы на правильном пути, думал Элвин;
теперь остается только узнать, кто установил здесь этот аппарат
и с какой целью. Это наклонное кольцо явно нацелено  в  космос.
Не  служила  ли замеченная ими вспышка света каким-то сигналом?
От вытекающих из этой мысли следствий дух захватывало.
     - Элвин,   -   сказал   внезапно    Хилвар    тихим,    но
предостерегающим голосом, - у нас гости.
       Рывком   обернувшись,   Элвин   очутился   перед  взором
треугольника из немигающих  глаз.  Так,  по  крайней  мере  ему
показалось   вначале;  затем  он  различил  за  ними  очертания
небольшой, но сложной машины. Она висела в воздухе в  метре  от
земли  и  не  походила ни на одного из встречавшихся ему прежде
роботов.
       Оправившись от первоначального изумления,  Элвин  ощутил
себя  полным  хозяином  положения.  Всю  жизнь  ему приходилось
командовать машинами.  То  обстоятельство,  что  именно  данная
машина  была  ему  незнакома, не казалось особенно важным - тем
более, что он повидал  от  силы  несколько  процентов  роботов,
обеспечивавших в Диаспаре все обыденные потребности.
     - Ты умеешь говорить? - спросил он.
       Молчание.
     - Тобой кто-нибудь управляет?
       По-прежнему молчание.
     - Уходи. Иди сюда. Поднимись. Опустись.
       Ни  одна  из общепринятых управляющих мыслей не возымела
эффекта.  Машина  оставалась   в   презрительном   бездействии.
Объяснение могло быть двояким: либо она была слишком неразумна,
чтобы понимать его, либо же, напротив, обладала слишком большим
разумом,  свободой  воли и выбора. В таком случае он должен был
относиться к ней как к равной. Впрочем,  опасность  недооценить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.