Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

диапазоном нормальной речи. Стали появляться узнаваемые  слова,
хотя  они  все  еще  перемежались бессмыслицей. Существо словно
вспоминало словарь, известный ему издавна, но  долгие  годы  не
употреблявшийся.
       Хилвар попытался оказать ему посильную помощь.
     - Мы  теперь  понимаем  тебя, - сказал он, произнося слова
медленно и отчетливо. - Можем ли  мы  тебе  помочь?  Мы  видели
свет. Он привел нас сюда из Лиса.
       При  слове  "Лис"  существо,  казалось, сникло, словно в
горьком разочаровании.
     - Лис, - повторило оно; не умея как следует справиться  со
звуком  "с",  оно  выговорило "Лид". - Все время из Лиса. Никто
другой не приходит. Мы зовем Великих, но они не слышат нас.
     - Кто это - Великие?  -  спросил  Элвин,  жадно  подавшись
вперед.
       Тонкие,  непрерывно  двигавшиеся  жгутики взметнулись на
секунду к небу.
     - Великие, - сказало существо. - С планет вечного дня. Они
придут. Учитель обещал нам.
       Эти слова ничего не проясняли. Но прежде чем Элвин  смог
продолжить  свой  допрос,  снова вмешался Хилвар. Его расспросы
были столь терпеливы, полны сочувствия и в то же время глубоки,
что  Элвин  предпочел  не  прерывать  их,  несмотря   на   свое
нетерпение.  Он не желал признавать, что Хилвар интеллектуально
превосходит  его.  Но,  без  сомнения,  присущий  Хилвару   дар
обращаться    с   животными   распространялся   даже   на   это
фантастическое  существо.  Более  того,  оно,  как  видно,   не
осталось  безучастным.  Его  речь  стала в ходе разговора более
отчетливой,  из  резкой,  почти  грубой  она   превратилась   в
пространную и информативную.
       Пока  Хилвар  собирал невероятную историю воедино, Элвин
потерял ощущение времени. Они так и не смогли выяснить  все  до
конца;   оставалось  бескрайнее  поле  для  догадок  и  споров.
Существо,  все  более  охотно  отвечая  на   вопросы   Хилвара,
постепенно  меняло  свой  облик. Оно сползло обратно в озеро, и
его короткие ноги точно растворились в  остальном  теле.  Затем
произошла  еще  более  необычайная перемена: три огромных глаза
медленно  закрылись,  съежились  и  исчезли:  словно   существо
увидело все, что хотело, и больше в глазах не нуждалось.
       Постепенно происходили другие, менее заметные изменения,
и в конце   концов   над   поверхностью  воды  осталась  только
вибрирующая   диафрагма,    с    помощью    которой    существо
разговаривало.    Без    сомнения,   впоследствии   она   также
растворилась бы в исходной аморфной протоплазме.
       Элвину   трудно   было   поверить,   что   разум   может
существовать  в  столь  нестабильном  облике - но самый большой
сюрприз  ждал  его  впереди.  Было  ясно,  что  существо  имеет
неземное   происхождение.   Но  Хилвару,  несмотря  на  немалые
познания в биологии, понадобилось время,  чтобы  сообразить,  с
каким  именно  организмом  они  имеют  дело. Это было не единое
существо; в  разговоре  оно  всегда  называло  себя  "мы".  Оно
представляло   собой  не  что  иное,  как  колонию  независимых
существ, управляемых неведомыми силами.
       Отдаленно похожие животные - к примеру, медузы - некогда
процветали в древних океанах  Земли.  Некоторые  из  них  имели
огромные  размеры,  распластывая  в воде свои прозрачные тела и
заросли жалящих щупалец на  пятнадцать,  а  то  и  на  тридцать
метров. Но ни одна из них не достигла даже слабейшего проблеска
разума, обладая лишь простыми реакциями на внешние воздействия.
       Здесь  же  интеллект,  хоть и тускнеющий, вырождающийся,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.