Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

силах?
      Элвин ждал подобного вопроса и заготовил  на  него  сразу
несколько ответов.
    - Мы  не  знаем,  в чем именно заключался запрет Учителя, -
возразил он. - Если ты можешь  общаться  с  роботом,  то  тебе,
вероятно. удастся убедить его, что обстоятельства изменились, и
необходимость в молчании отпала.
      Этот  подход  был, конечно, очевиден. Элвин и сам пытался
прибегнуть к нему, но  надеялся,  что  безграничные  умственные
ресурсы Центрального Компьютера позволят тому добиться большего
успеха.
    - Это   полностью   определяется   природой  блокировки,  -
последовал ответ. - Можно установить такой блок,  что  возня  с
ним  сотрет  все  содержимое ячеек памяти. Впрочем, я не думаю,
чтоб Учитель обладал достаточным  опытом  для  такой  операции,
требующей специальных методов. Я спрошу у твоей машины, есть ли
в ее блоках памяти стирающий контур.
    - Но  ведь  может  случиться  и  так,  -  воскликнул Элвин,
внезапно  встревожившись,  -  что  стирание  памяти  произойдет
просто от самого вопроса о таком контуре?
    - Для   подобных  случаев  имеется  стандартная  процедура,
которой я и последую. Я буду давать вторичные команды, указывая
машине, что мой вопрос следует игнорировать  при  возникновении
такой  ситуации.  Подобным  методом  ее  можно  будет втянуть в
логический парадокс, так что независимо от того, ответит ли она
мне или промолчит - все равно ей придется нарушить  инструкции.
В  аналогичных  случаях все роботы в целях самозащиты поступают
одинаково. Они сбрасывают свои входные  контуры  и  ведут  себя
так, словно никакого вопроса им никто не задавал.
      Элвин  был  не  рад,  что  затронул  эту  тему,  и  после
некоторой внутренней борьбы  решил  принять  ту  же  тактику  -
сделать  вид,  что  он  не  задавал никакого вопроса. Во всяком
случае, он был уверен хотя бы в том, что Центральный  Компьютер
вполне  готов справиться со всеми ловушками, которые могли быть
расставлены в блоках памяти  робота.  Элвин  совсем  не  желал,
чтобы  машина  превратилась  в  груду хлама; тогда он с гораздо
большей охотой вернул бы ее в Шалмирану  со  всеми  нетронутыми
секретами.
      Со всем терпением, на которое он был способен, Элвин ждал
окончания  безмолвной, неощутимой встречи двух интеллектов. Это
был контакт между  двумя  разумами,  сотворенными  человеческим
гением в золотую эпоху его величайших достижений. Никто из ныне
живущих не был в состоянии понять их полностью.
      Спустя немало минут снова раздался глухой, безликий голос
Центрального Компьютера.
    - Я  установил частичный контакт, - сказал он. - По крайней
мере, я выяснил природу блокировки и догадываюсь о  причине  ее
наложения.  Разомкнуть  ее  можно  лишь одним путем. Этот робот
заговорит вновь не раньше, чем Великие сойдут на Землю.
    - Но  это  же  глупо!  -  запротестовал  Элвин.  -   Второй
приверженец  Учителя  тоже верил в них и пытался объяснить нам,
на что они похожи. Большую часть времени он нес чепуху. Великие
никогда не существовали и никогда не будут существовать.
      Это казалось полным  тупиком,  и  Элвин  ощутил  горькое,
безысходное  разочарование. Воля безумца, умершего миллиард лет
назад, отсекала его от истины.
    - Ты, возможно, прав, -  сказал  Центральный  Компьютер,  -
утверждая,  что  Великие  никогда  не  существовали.  Но это не
означает, что они никогда не будут существовать.
      Последовало новое длительное  безмолвие.  Сознания  обеих

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.