Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его ног и жалуясь на те  страдания,  которые  ему  пришлось  претерпеть  в
ожидании друга. Кальхаун, стараясь не  наступить  на  него,  покачнулся  и
уронил пакет с добытыми в магазине продуктами. Пакет  порвался,  и  внутри
что-то разбилось.
     - Хватит, прекрати! - скомандовал Кальхаун твердым голосом. - Я  тоже
соскучился. Но надо работать, а мне еще нигде не  попались  канавы,  чтобы
взять из них воды. Придется выйти еще раз.
     На этот раз ему пришлось применить силу, чтобы заставить  Мургатройда
отказаться от своего намерения непременно последовать за  ним.  Прошло  не
менее часа, прежде чем он нашел в лесу болотистое место и  собрал  немного
влажного и полуразложившегося перегноя, который тщательно упаковал и отнес
на корабль.  Там  он  стал  подбирать  с  пола  свертки,  вывалившиеся  из
разорвавшегося пакета. Пакет с кофейными зернами лопнул, и они раскатились
по всему полу.
     - Черт возьми! - сказал Кальхаун.
     Он стал собирать рассыпавшиеся  зерна,  а  Мургатройд  с  энтузиазмом
бросился ему помогать. Кофе он просто обожал и не смог  удержаться,  чтобы
не запихнуть себе в рот горсть дивно пахнущих, аппетитных зерен. Жевал  он
их с умильным выражением, закрыв глаза от восторга.
     Кальхаун наконец приступил к работе. Он приготовил состав, который  в
старые времена  врачи  назвали  бы  настоем  из  прелых  листьев,  и  стал
рассматривать его  под  микроскопом.  Великолепно!  Раствор  просто  кишел
гидрами, амебами,  инфузориями  и  прочими  микроскопическими  существами,
которые  плавали,  извивались  и  метались  из   стороны   в   сторону   в
светло-коричневой жидкости.
     - Ну а теперь, - сказал  Кальхаун,  -  мы  посмотрим,  что  получится
дальше.
     Он  поместил  на  предметное  стекло  крошечную  капельку   раствора,
содержащего  обычное  и  слабо   действующее   антисептическое   средство.
Результатом была мгновенная смерть всех живых существ, которые только  что
весело кишели в  своей  родной  стихии.  Чего,  естественно,  и  следовало
ожидать, так как одноклеточные погибают при концентрации  яда,  безвредной
для более  крупных  животных.  Антисептические  средства  ядовиты,  а  яды
представляют собой антисептики, но антисептики ядовиты  только  в  больших
дозах. Однако для простейших все дозы большие.
     - Таким образом,  -  объяснял  Кальхаун  внимательно  наблюдавшему  и
заинтересованно слушавшему Мургатройду, -  можно  сказать,  что  я  сейчас
скорее похож на алхимика, чем на здравомыслящего человека,  но  ты  должен
меня извинить, Мургатройд. Мне, конечно, неудобно, что приходится готовить
настои и смешивать их с водой из болота. Но что же делать? Мне  необходимо
установить причину эпидемии, не видя ни одного больного,  так  как  доктор
Кело... - Он пожал плечами и вновь  вернулся  к  своей  работе.  Он  делал
настои, растворы, смеси  из  всех  видов  продуктов,  которые  он  взял  в
магазине. В результате многочисленных экспериментов он  пришел  к  выводу,
что заболевания  вызывались  не  какими-нибудь  бактериями  или  вирусами.
Причина  была  в  другом  -  что-то  позволяло  инфекции  беспрепятственно
развиваться в человеческом организме.
     Кальхаун стал готовить  препараты  из  различных  продуктов  питания,
которые он принес из магазина, подвергая их тепловой обработке и делая  из
них растворы. Он использовал абсолютно  все  имеющиеся  у  него  продукты,
включая сахар, соль, перец и  кофе.  Потом  эти  препараты  он  поочередно
помещал под микроскоп, добавляя  каждый  раз  капельку  настоя  из  прелых
листьев.   Микроскопические   существа    отдавали    должное    поставкам
продовольствия.  Они  питались,  тучнели,  плодились.  Со   временем   они
размножились бы до невероятных количеств.
     Наконец дошла  очередь  до  раствора  кофе.  Когда  Кальхаун  добавил
капельку  этого  раствора  в  свой  экспериментальный  микрозоопарк,   его
обитатели перестали носиться взад и вперед по своим микроскопическим делам
и замерли. Все они погибли.
     Кальхаун проверил все еще раз. Да, так  и  есть.  Он  сделал  раствор

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.