Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

планеты в окружении  множества  зданий  на  фоне  ярко-голубого,  залитого
солнечным светом неба. При более сильном приближении на экранах показались
здания Межзвездной медицинской службы. Значит, Кальхаун, совершив огромный
прыжок в подпространстве, покрыв в течение трех недель расстояние,  равное
сотням  световых  лет,  приземлился  как  раз  там,  откуда   начал   свое
путешествие!
     Мургатройд тоже увидел здания на экранах  визоров.  Вряд  ли  он  их,
конечно, узнал, но приземление всегда было для  него  радостным  событием,
так как в то время, как  Кальхаун  занимался  своими  делами,  Мургатройда
окружали вниманием и заботой.
     Поэтому, увидев на экранах здания,  он  сказал:  "Чи!"  -  с  большим
удовлетворением. Он ждал, когда выйдет  с  Кальхауном  из  корабля  и  все
вокруг начнут около него суетиться и выполнять все его желания.
     Но Кальхаун сидел совершенно неподвижно, глядя на экраны  и  не  веря
собственным глазам.  Да,  корабль,  безусловно,  находился  на  территории
пусковой площадки Главного управления Медслужбы.  На  экранах  были  видны
деревья, небо, облака.  Экраны  показывали  все,  что  было  бы  видно  из
корабля,  стоящего  на  территории  пусковой  площадки   перед   последней
проверкой в ожидании запуска.
     Кальхаун взглянул на прибор, который  показывал  давление  за  бортом
корабля: семьсот тридцать миллиметров - давление  воздуха  на  поверхности
той планеты, где находилось  Главное  управление  Медслужбы.  И  показания
приборов, и изображение на экранах - все говорило об одном и том же.
     - Черт! - сказал Кальхаун:
     Логично было бы, конечно, пойти  к  шлюзовой  камере,  войти  внутрь,
затем открыть наружную дверь  и  выяснить,  что  же,  черт  возьми,  здесь
происходит.  Кальхаун  уже  собрался  встать  и  сделать  именно  так,  но
почему-то остался сидеть и только крепче сжал челюсти.
     Он посмотрел на датчик  прибора,  который  фиксировал  местоположение
ближайшего к кораблю объекта.  Он  показывал  то,  что  и  должен  был  бы
показывать, если бы корабль находился на  стартовой  позиции  на  пусковой
площадке. Он проверил температуру обшивки корпуса. Она была именно  такой,
какой она и должна была бы быть, если  бы  корабль  в  течение  некоторого
времени находился на поверхности планеты. Он снова  посмотрел  на  экраны,
затем на магнитометр, который во время прыжка в подпространстве  показывал
что-то совершенно невероятное, но  в  обычном  пространстве  регистрировал
только  магнитное  поле  самого  корабля.  Его   показания   сейчас   были
стандартными для условий той планеты, где  находилось  Главное  управление
Медслужбы.
     Он выругался и, что  было  довольно  нелогично,  включил  электронный
телескоп. Экран засветился ярким, слепящим светом.  Пользоваться  им  было
нельзя.
     Мургатройд сказал нетерпеливо: "Чи! Чи! Чи!"
     Кальхаун шикнул на него. Все это  было  совершенно  немыслимо!  Этого
просто не могло быть.  Некоторое  время  назад  он  испытал  те  ощущения,
которые типичны для выхода из подпространства. У  него  кружилась  голова,
его тошнило, он испытал ужасное чувство падения по сужающейся спирали. Все
это было вполне реально, в этом не было никакого сомнения.
     Можно сделать так, что приборы будут давать  неправильные  показания.
Курс подготовки  космического  врача  включал  тренировочные  "полеты"  на
кораблях, которые оставались на поверхности  планеты,  но  показания  всех
приборов были такими, как будто бы эти путешествия были настоящими.  Люди,
которые готовились  стать  космическими  врачами,  совершали  воображаемые
путешествия, включающие даже контакты с другими  планетами.  Они  включали
все, что могло произойти и с  кораблем,  и  на  корабле  -  в  общем,  все
возможные ситуации, вплоть до экстремальных. Но единственное,  что  нельзя
имитировать, - это специфические ощущения при входе и  выходе  из  сжатого
пространства, а то,  что  он  все  это  чувствовал,  не  вызывало  никаких
сомнений. Это все произошло в действительности.
     Недовольно и раздраженно Кальхаун включил аппарат космической  связи.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.