Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1562 году родился(-лась) Лопе Вега (де Вега)


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и  в  их  глазах  снова  появился  страх.  Страх  заразиться  какой-нибудь
болезнью, к которой у них не было иммунитета.
     - Они  грубоваты  и  резки,  Мургатройд,  -  саркастически  засмеялся
Кальхаун, - но, может быть, они добрейшие люди, и мы скоро узнаем об этом.
Мы, врачи, должны считать, что все люди - добрейшие существа,  или  делать
вид, что так считаем.
     "Чи", - с возмущением сказал  Мургатройд,  и  Кальхаун  направился  к
шлюзовой камере.



                                    3

                     В основе  любой  цивилизации  лежит  разумная  мысль,
                родившаяся  в  процессе  мышления.  При  выборе  цели  или
                конечного результата  можно  совершить  серьезную  ошибку.
                Цели  человека  и  даже  разумного  животного   разительно
                отличаются друг от друга, и  это  -  аксиома.  И  было  бы
                величайшей ошибкой считать, что это не так. В ряд ли будет
                ошибкой высоко оценить процветание, или удовольствие,  или
                даже просто выживание. Они стоят многого.
                                        Фицджеральд. Практическое мышление

     На  выходном  люке  корабля  "Эскулап  20",  на  сложном  замке  его,
красовался лист бумаги. В нем говорилось, что Кальхауна  забрали  с  собой
люди из Города-Два к заболевшему у них  жителю.  Подтверждалось,  что  его
вернут, и хотя может возникнуть подозрение в честности их намерений, то уж
им-то следует доверять. Корабль должен оставаться в целости и сохранности,
и если жители города, где находится энергорешетка, попытаются проникнуть в
него, то вряд ли добьются успеха.
     А  Кальхаун  в  своем   воинственном   сопровождении   отправился   в
путешествие.  Сначала  они  шли  пешком,  и  Кальхаун  испытывал  странное
чувство, пересекая зеленое  пастбище,  покрытое  растительностью,  которая
хрустела под ногами. Пастбище,  покрытое  инеем,  было  очень  красиво,  а
заиндевевшие  балки  энергорешетки  казались  черными  кружевами  в  небе,
освещенном сияющей ленточкой.
     Кальхаун  с  удивлением  ощутил,  что  ему  стало  почти  жарко.   Он
сообразил,  что  земля  подогревалась  весьма  разумно  и  умеренно,  хотя
работающая энергорешетка вполне могла  превратить  эту  долину  в  райские
тропические кущи, но этого  по  какой-то  причине  жители  Города-Один  не
делали, довольствуясь жесткой травой, похожей на земной ягель, для  своего
стада. Он огляделся еще раз  и  понял,  в  чем  здесь  дело:  долина  была
окружена горами, с которых сползали ледники. При смене ветра долину  могло
засыпать снегом и льдом и все тропическое великолепие  превратилось  бы  в
ничто.
     В  какой-то  момент  Кальхаун  почувствовал  колючий  холодный  ветер
несмотря на то, что он надел теплую синтетическую парку, на которой  снега
не оставалось. Пришлось закрыть лицо мехом от капюшона  и  надеть  очки  с
подогревом, чтобы видеть путь этого необычного броска через  горы.  А  под
ногами было тепло и даже неприятно жарко. Но скоро пеший поход закончился:
у склона горы их ждали сани.
     В корабль проникли пять человек, шестой оставался охранять сани.  Все
было спокойно. Хант настойчиво предлагал Кальхауну сесть в  сани,  но  тот
заупрямился, сказав, что вполне может идти пешком. Хант заметил  ему,  что
он, Кальхаун, не  знает,  куда  и  как  они  пойдут  дальше.  Уступив  его
настойчивости и не желая вступать в конфликт, Кальхаун устроился в  санях.
Полозья у саней были необычайно длинными. Он не успел заметить деталей, но
ему показалось, что сани имеют  такую  необычную  конструкцию,  чтобы  при
случае служить мостом между расщелинами в горных ледниках. Для этого  сани
были  еще  оснащены  легкими  металлическими  трубками.  В  то  же   время

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.