Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

температура у него оказалась повышенной, а с глазами становилось все хуже.
Он мрачно сказал Мургатройду:
     - Я начинаю понимать врачей на Ланке. Видимо, я подхватил то, чем они
боялись заразиться. Да, это действительно заразная болезнь.
     Когда прошло десять часов с того момента,  как  они  покинули  Ланке,
зрение его  улучшилось,  в  глазах  больше  не  двоилось.  Он  по-прежнему
чувствовал себя прекрасно, но температура продолжала повышаться и стала на
полградуса выше, чем три часа назад.
     - Заболевание протекает нетипично, - буркнул он Мургатройду.  -  Мне,
возможно, придется прибегнуть к твоей помощи, в медицинском смысле.
     Он осмотрел себя так тщательно, как только  человек  может  осмотреть
самого себя без чьей-либо помощи. Затем исследовал под микроскопом образцы
своей  слюны,  крови  и  других  вырабатываемых  человеческим   организмом
жидкостей. Везде Кальхаун  обнаружил  наличие  крошечных  пигментированных
микроорганизмов строго сферической формы и в большом числе. На его  глазах
они разделялись на две  половинки,  каждая  из  них  восстанавливала  свою
сферическую форму, затем они быстро увеличивались в размерах, чтобы  снова
разделиться. И все  это  время  они  быстрой  хаотично  носились  во  всех
направлениях, видимо чувствуя себя  прекрасно  в  жидкой  среде  организма
Кальхауна. Реакция на реагент Дафлоса  показала  наличие  высокотоксичного
вещества, продукта их бурной жизнедеятельности.
     - А ведь я принял меры предосторожности! -  произнес  Кальхаун  таким
тоном, как будто он не мог поверить своим глазам. - Я  переоделся,  принял
душ и мог бы войти в операционную, не нарушив там стерильной атмосферы.  -
Он покачал головой. - Похоже, у меня есть еще немного времени. Тот человек
находился на более поздней стадии болезни. Я еще могу прибегнуть  к  твоей
помощи, Мургатройд.
     Кальхаун посмотрел на себя в зеркало:  по  обеим  сторонам  его  носа
ткани  слегка  распухли.  Он  стал  готовить  необходимое  оборудование  и
внезапно остановился, вдруг осознав то, что смутно не давало ему покоя уже
давно.
     - Министр здравоохранения не посадил меня на  карантин.  Он  отправил
меня, не опасаясь, что я смогу сообщить о том, что происходит на  планете,
в Главное управление Медслужбы. Теперь мне понятно почему.  Еще  до  того,
как корабль выйдет из подпространства, я должен умереть, а ты, Мургатройд,
не сможешь довести корабль до  места,  и  он  затеряется  в  бесконечности
космоса. Мы должны сделать все, чтобы не допустить этого!
     Он взял немного крови из своей руки и ввел ее Мургатройду там, где  у
него на коже было место, которое  с  самого  рождения  у  тормалей  особым
образом обрабатывается так, что они не  Чувствуют  боли  на  этом  участке
тела. Мургатройд не возражал и,  зевая,  вернулся  на  подушку,  собираясь
вздремнуть. Кальхаун сказал себе, что через час ему нужно будет  проверить
частоту пульса и дыхание Мургатройда. Его самого начало лихорадить.  Опять
стало двоиться в глазах и появилось легкое головокружение.  Пока  Кальхаун
ждал, когда организм тормаля начнет реагировать  на  агрессивные  микробы,
зверек мирно спал. Его пульс должен был участиться на четыре-пять ударов в
минуту, температура тоже должна была повыситься. Кальхаун предполагал, что
Мургатройд проспит часа два или три, а может  быть,  и  четыре.  Затем  он
проснется, и в его крови уже будут находиться антитела для  защиты  против
внедренных в его организм микробов. Он снова  будет  в  добром  здравии  и
сможет поделиться своим здоровьем с Кальхауном.
     Но все пошло по-другому.  Когда  через  полчаса  Кальхаун  подошел  к
Мургатройду проверить его пульс, тот проснулся и  вопросительно  произнес:
"Чи?" Он был полон энергии и  энтузиазма,  готовый  активно  включиться  в
жизнь. Пульс у него был нормальный, как и температура.
     Кальхаун  в  недоумении  уставился  на  него.   Мургатройд   выглядел
абсолютно  здоровым.  Не  было  никаких  признаков  того,  что  существует
какая-либо угроза его здоровью и что его организму необходимо  защищаться,
вырабатывая антитела.
     Так оно на самом деле и было. В данном  случае  угрозы  его  здоровью

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.