Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он  привык  к   неприятным   ощущениям,   сопровождающим   прыжок   в
подпространство и выход из него. Они  ему  не  нравились.  Они  никому  не
нравились.  Мургатройд  терпел  это  только  ради  того,  чтобы   быть   с
Кальхауном, чтобы наслаждаться его заботой и вниманием, пить с ним кофе  и
иногда вести долгие, неторопливые беседы, в которые  Мургатройд  привносил
свои  глубокомысленные  реплики  и  искреннее  убеждение  в  том,  что  он
действительно разговаривает. Но сейчас  он  считал  нужным  выразить  свой
протест.  Обычно   перед   выходом   из   подпространства   было   часовое
предупреждение, потом пятиминутное, потом мерное тиканье, пока не зазвучит
сигнал,  а  потом  отсчет  цифр  до  нуля.  Все  это  давало   возможность
приготовиться,  собрать   силы   с   тем,   чтобы   перенести   дальнейшие
действительно   неприятные   ощущения.   Но   совершенно    без    всякого
предупреждения?! Это было нарушением  установленного  порядка  вещей,  это
выводило Мургатройда из равновесия. Он сказал: "Чи-чи! Чи-чи-чи!"  Он  был
возмущен.
     Кальхаун пристально смотрел на экраны, заполненные  звездами.  Он  не
мог поверить своим глазам. Красный огонек на пульте управления  показывал,
что недалеко от медицинского корабля находится какой-то твердый объект. Но
это было невозможно!  "Эскулап-20"  был  в  межзвездном  пространстве,  на
расстоянии сотен световых лет от Ланке. А в межзвездном  пространстве  нет
ничего более твердого, чем свет звезд. Появление  здесь  твердого  объекта
было  еще  более  невероятным,  чем  даже  то,  что   корабль   вышел   из
подпространства раньше времени сам, без участия Кальхауна.  Но  когда  два
этих события  произошли  одновременно,  это  уже  переходило  все  границы
возможного.
     Кальхаун продолжал вглядываться в изображения  на  экранах.  Все  это
было просто необъяснимо, если только не  произошло  того  самого  стечения
обстоятельств, вероятность которого столь ничтожно мала, что оно считалось
практически невозможным. В теории допускалось, что может возникнуть  такая
ситуация, когда силовые поля двух  кораблей,  находящихся  в  суперпрыжке,
способны воздействовать друг на друга. В любом другом случае это  было  бы
невозможно.  Но  для  того  чтобы  такое  взаимодействие  было   хотя   бы
теоретически возможно, нужно, чтобы эти два корабля проходили близко  друг
к другу, чтобы они были примерно одинакового размера и  чтобы  их  силовые
установки были примерно равной мощности. Тогда,  в  теории,  силовое  поле
одного или обоих кораблей  могло  быть  нарушено.  Поэтому  в  конструкции
космических кораблей было предусмотрено  специальное  устройство,  которое
называлось регулятором цепи. Вероятность возникновения такой ситуации была
равна единице против десяти с большим количеством нулей. Ничего  подобного
прежде никогда не случалось. Теперь же это произошло.
     Кальхаун сел в  кресло  пилота  и  нажал  необходимые  переключатели.
Рычажок с надписью "Суперпрыжок" он опустил  вниз.  Отключено,  хотя  поле
отключилось само. "Проверка цепи" - этот рычажок он поставил  в  положение
"Включено".  С  помощью  данного  прибора  проверялись  все  соединения  и
контакты. Раздался характерный  потрескивающий  звук,  и  зажегся  сигнал,
означающий, что все в  порядке.  Переключатель  под  названием  "Регулятор
цепи" сработал, когда было нарушено силовое поле,  теперь  Кальхаун  снова
поставил его в нужное  положение.  Краем  уха  он  слышал,  что  включился
динамик внешней связи и из него доносились потрескивание и свистящие шумы,
которые получили поэтическое определение "разговор звезд". Все еще не веря
собственным глазам, он вглядывался в экраны визоров.
     На экране внезапно померкла и тут же  вновь  зажглась  звезда  второй
величины, за ней еще  одна,  менее  яркая.  Кальхаун  включил  радар  и  с
изумлением  прочитал  его  показания.  Радар   регистрировал   присутствие
какого-то  объекта  на  расстоянии  не   более   семисот   километров   от
"Эскулапа-20". В безбрежном  космическом  пространстве,  в  объеме  многих
тысяч кубических световых лет какой-то объект в  суперпрыжке  оказался  на
расстоянии всего семисот километров от его корабля! Сработали  устройства,
размыкающие цепь, - и вот результат!  Согласно  показаниям  радара  другой
объект  был  несколько  меньше  медицинского  корабля,  и  он,   казалось,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.