Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

туда и устроился на сиденье. Он оказался как раз  перед  экраном  аппарата
космической связи.
     "Чи! - заметил он. - Чи! Чи-чи! Чи!"
     Он, вероятно, думал, что этим смог объяснить, почему Кальхаун сегодня
не настроен отвечать на вызов и почему  космического  врача  замещает  он.
Однако вряд ли на другом конце правильно поняли его объяснения. Мургатройд
продолжал с живостью: "Чи-чи", затем добавил с важным видом:  "Чи!"  -  и,
наконец, доверительно: "Чи-чи-чи-чи!"
     Те, кто его слушал, должны были догадаться, что это  тормаль,  второй
член экипажа, и что с человеком, очевидно, что-то случилось.
     Больше  вызовов  не  было.  Мургатройд  разочарованно  отвернулся  от
экрана. Кальхаун мрачно размышлял: на сигнал, который "Эскулап-20"  послал
без его ведома, откуда-то  спешил  другой  корабль.  Несомненно,  на  этом
другом корабле видели Мургатройда или скоро  увидят.  Тогда  они  совершат
короткий прыжок в пространстве, определят свое положение в космосе и снова
войдут  в  сжатое  пространство,  чтобы  приблизиться  к  его  кораблю  на
максимально возможное расстояние. Если во время  следующего  сеанса  связи
они снова увидят только Мургатройда, то будут  уверены,  что  человека  на
борту нет. Никто не заподозрит в обмане  пушистую  зверюшку  с  роскошными
усами и цепким хвостом.
     Мургатройд вернулся к Кальхауну, который все еще сидел на полу на тот
случай, если в один из  стульев  было  вмонтировано  взрывное  устройство,
чтобы компенсировать возможную неудачу при первой попытке убить его.
     Шло время. Мургатройд вернулся к аппарату  связи  и  бойко  залопотал
что-то на своем выразительном  языке.  Но  ответа  не  было,  и  он  очень
расстроился.
     Прошло еще много времени, и  динамик  снова  заговорил  -  неожиданно
громко! Значит, они уже близко!
     "Вызываем корабль, терпящий бедствие! Мы рядом  с  вами.  Подтвердите
прием и дайте свои координаты".
     Голос замолчал, и Кальхаун криво усмехнулся. Если корабль передавал в
пространство  сигнал  бедствия,  то  сам  сигнал   и   являлся   наилучшим
ориентиром. Обычно  те,  кто  принимал  сигнал  бедствия,  называли  себя,
называли корабль, которому хотят оказать помощь, и бросались навстречу. Но
сейчас голос в динамике себя не назвал. "Эскулап-20" он  тоже  не  назвал.
Если эти сообщения  принимали  где-то  на  расстоянии  световых  часов  от
корабля, на одной из планет звезды Крайдер, никто не понял бы, что один из
двух кораблей - медицинский, и не знал бы ни что это за корабль, ни где он
находится. Значит, все это  делалось  намеренно,  значит,  эту  информацию
хотели скрыть. Эти действия вполне вписывались в общую картину,  вместе  с
фальшивыми изображениями, которые все еще можно  было  видеть  на  экранах
внешнего обзора, и лживыми показаниями приборов.
     Голос в  динамике  еще  раз  повторил  свой  вызов,  и  все  смолкло.
Мургатройд снова устроился перед  экраном.  Он  живо  изобразил  несколько
жестов,  какие  характерны  для  ораторов,  пронзительно  прокричал   свое
"Чи-чи!" и удалился, как будто по очень важным делам.
     Прошли еще  долгие  часы  тревожного  ожидания,  и  затем  послышался
громкий, резкий звук удара о корпус корабля.  Кальхаун  быстро  вскочил  с
пола. На экране аппарата связи его нельзя было увидеть,  и  теперь,  когда
кто-то собирался  войти  в  корабль,  ему  нужно  было  самому  оставаться
незаметным, но слышать все, что происходит на борту.
     Он вошел в  спальную  каюту  и  закрыл  за  собой  дверь.  Подойдя  к
небольшому шкафчику, он что-то взял оттуда и положил себе в карман.  Затем
открыл дверцу встроенного шкафа для одежды, где висела  его  форма,  вошел
туда, плотно закрыл дверцу и стал ждать.
     Судя по доносившимся звукам ударов  о  корпус  корабля,  на  площадке
перед входом работали по крайней мере двое в  космических  скафандрах.  Со
своим кораблем их должен был соединять тонкий, и длинный космический трос.
Они прошлепали к входу в  шлюзовую  камеру.  Теперь  они  ослабят  трос  и
закроют дверь. Они так  и  сделали.  Кальхаун  услышал,  как  герметически

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.