Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он услышал женский голос, который спокойно сказал:
     - Все в порядке. Мы знаем об этом заболевании.  Это  Дели.  Кому  еще
знать, как не нам, верно?
     Мургатройд рыгнул на койку,  на  которой  так  непонятно  безжизненно
лежал Кальхаун. Он сказал с тревогой в голосе: "Чи! Чи-чи!"
     Кальхаун почувствовал, что говорить ему становится легче. Он сказал:
     - Конечно. Конечно. Но это черт знает что!
     Он никому не смог бы рассказать, как горько у него на душе. Здесь, на
этой далекой и, как он предполагал, заброшенной планете оказались люди.  А
он,  представитель  Медслужбы,  космический  врач,  привез  сюда  болезнь,
которая наверняка вызовет эпидемию! Видимо, в горячечном состоянии задавая
курс кораблю, он ошибся. У него были данные по четырем планетам, когда  он
помогал людям с другого корабля сориентироваться в пространстве, и  он  по
ошибке, автоматически, направил "Эскулап-20" к Дели...
     Женский голос сказал, что эта планета - Дели. Но этого  же  не  может
быть!  Ведь  отсюда  не  вернулся  ни  один  корабль!  Она   должна   быть
необитаемой. Здесь есть развалины, что свидетельствует о том, что  планета
была уже давно заброшена. И в ней было что-то зловещее.  Ни  один  корабль
ведь не вернулся.
     Он не мог сейчас тратить время на все эти раздумья.  Ведь  он  привез
сюда страшную болезнь!
     - Пусть врач подойдет к дверям шлюзовой камеры! - сказал он  со  всей
властностью в голосе, которую могло позволить его слабое тело. - Быстро! Я
должен рассказать ему...
     Тот же женский голос отметил все так же ровно и спокойно:
     - Нет у нас никаких докторов, да и не нужен  он  вам.  Это  же  Дели.
Зачем здесь доктора? С вами все в порядке!
     Сквозь застилавшую глаза пелену он увидел,  что  над  ним  склонилась
какая-то фигура. Это была девушка с темно-карими глазами.  Она  приподняла
его голову и дала ему попить из чашки.
     - Мы услышали рев ваших двигателей,  Роб  и  я,  -  рассказывала  она
ровным тоном, не выражающим абсолютно никаких эмоций. - Мы поняли, что  вы
собираетесь садиться, побежали и оказались здесь раньше всех.  Вы  лежали,
наполовину вывалившись из двери шлюзовой  камеры,  а  рядом  метался  этот
маленький ручной зверек и пытался привести вас в чувство.  Мы  внесли  вас
внутрь, а Роб теперь сторожит, смотрит, не услышал ли рев  двигателей  еще
кто-нибудь. Ваше счастье, если нет.
     Кальхаун решил, что у него опять жар. Он напряг все свои силы,  чтобы
собраться с мыслями. Мургатройд спросил с тревогой: "Чи-чи?"
     - Думаю, что  да,  -  устало  сказал  Кальхаун.  Потом  более  громко
добавил: - Нужен карантин! От меня можно заразиться...
     Девушка не ответила. Мургатройд залопотал что-то на своем языке. Было
похоже, что теперь, когда самое страшное, по его мнению, было  позади,  он
выговаривал Кальхауну за  то,  что  тот  так  долго  не  обращал  на  него
внимания.
     Кальхаун снова впал в забытье. А  может  быть,  это  был  сон,  очень
глубокий сон без сновидений. Позже  он  пришел  в  себя  и  никак  не  мог
сориентироваться, сколько прошло времени, день  сейчас  или  ночь.  Вокруг
было тихо, слышны  были  только  записанные  на  пленке  звуки,  создающие
шумовой фон. Дверь шлюзовой камеры была, по-видимому, закрыта.  Мургатройд
теплым комочком лежал у него в ногах. Кальхаун заметил, что  сознание  его
совершенно прояснилось, жар прошел. Это могло означать две  вещи:  или  он
победил болезнь, или она его победила. Во  втором  случае  ясность  мысли,
которую он сейчас чувствовал, будет тем последним даром, который  получает
человек перед своей смертью.
     Вдруг он услышал какой-то странный звук. Кто-то - наверно, девушка  -
плакал, стараясь  делать  это  бесшумно.  Кальхаун  моргнул.  И,  наверно,
чуть-чуть шевельнулся, потому, что Мургатройд сразу проснулся  и  спросил:
"Чи-чи? Чи-чи-чи?"
     Послышалось какое-то движение, затем вошла та девушка, которая давала

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.