Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Нивен стоял на остатках наполовину разнесенного рогачами крыльца.  Ни
по виду, ни по осанке его нельзя было сказать, что человек  этот  собрался
умирать. Держался он прямо, говорил гордо - ровно  Нивен  прежний,  первый
богач в округе.
     - Спасибо вам за помощь, соседи. Что с нас положено, заплатим. Хотите
золотом, альбо работой - как скажете. Но по хуторам иным мы разбегаться не
станем! Тут останемся. Попробуем без Защитников сдюжить. А коли не  сдюжим
- все лучше, чем чужое дерьмо грести.
     - От те на, -  пробормотал  Харлаг,  сдвигая  шлем  и  всей  пятерней
яростно скребя затылок. - Да не хлопнуло ли тебя по головушке чем, Нивен?
     - Спасибо, Харлаг, сосед дорогой, что о здоровье моем так  заботишься
- нет, не хлопнуло. И не один  я  -  все  мои  так  думают.  Ну,  давайте,
говорите, кому что от нас надобно!..
     Хозяева хуторов переглянулись. Видно,  плохо  дело.  Порченным  Нивен
сделался. Тут уже никто, кроме колдуна хорошего, не поможет, да и где его,
колдуна этого, сыскать-то? Травницы в каждом хуторе есть, да только  здесь
они не помогут.
     Харлаг первым опомнился. Вздохнул, плечами пожал...
     - Я грифонами возьму.
     - И я, и я тоже, - Эргаст с Дромаром вторят.
     Понятно, почему. Завтра накроет Орда нивенский хутор, без  Защитников
оставшийся - с  кого  тогда  работу  положенную  требовать?  Разве  что  с
рогачей... Золото - оно надежней.
     Плюнул Аргнист, рукой махнул - и тоже свою долю  тяжелыми  кругляшами
взял. Нивен, конечно, все понял, усмехнулся - но ничего не сказал.
     Все, дела закончили, разговоры разводить не стали. В седла  -  да  по
домам.  Ветер  начал  понемногу  утихать,  тучи  разошлись.   Над   черной
иззубренной стеной недальнего леса поднялась луна, стало чуть лучше дорогу
видно. Аргнист сел в седло, устало махнул рукой - и ничуть  не  поредевшие
отряд тронулся в путь. На сердце у старого  сотника  было  черным-черно  -
народ последнего ума лишился... помирать все  вздумали...  ну,  не  станет
завтра нивенского хутора - кому от этого лучше?..
     И вроде бы бой удачно кончился - убитых  нет,  один  Капрод  раненый.
Редко такое удается, чтобы ни одной бабе по  возвращении  отряда  выть  по
покойнику не пришлось, радоваться бы старому  сотнику  -  а  ему  впору  к
Болотным Ворожеям идти, душу закладывать - чтобы от лютой печали  -  тоски
бы избавили. Черная ночь на сердце, ровно камень неподъемный. И ничем  уже
этому не поможешь - терпи, сотник!
     За помыслами невеселыми и не заметил, как  отряд  до  родного  хутора
довел. За ворота въехал, поводья мальчишке кинул - все!  Пропади  оно  все
пропадом! Теперь первое дело - в баню. А потом к Деере на подушку.  Или...
кого из молодых бабенок сперва позвать?  Деера,  она  по  женской  болести
теперь только постель греть и может, но что мужику без бабы  никак  -  это
она понимает. Да  ей  и  говорить  ничего  не  надо,  сама  кого  ни  есть
приведет...
     С этими мыслями Аргнист и ступил на крыльцо.
     Нивен  сдержал  слово.  Весь  его   народ   остался   на   хуторе   -
полусгоревшем, с пробитыми во многих местах стенами, но все-таки  решившем
жить наперекор всему. У них больше  не  было  Защитников.  И  некому  было
молиться, чтобы прислали бы новых. Боги Равновесия, Хедин и Ракот,  давали
каждому хутору только один шанс. Не смог, не сумел - уступи место  другим,
которые выживут. Род человеческий в Хьерварде должен  рассчитывать  только
на себя, но не на вечное заступничество Благих Богов.
     Нивен  остался.  День  за  днем  его  домочадцы,  точно  трудолюбивые
муравьи, валили деревья, на прирученных лосях перевозя их к  хутору,  ладя
новый частокол и заделывая бреши в стенах. Аргнист не утерпел-таки, послал
к соседу Армиола.
     - Трудятся, отче, - доложил сын, вернувшись. - Меня там не  больно-то
привечали, больше со стороны смотрел.
     - Что, даже обогреться не позвали? - возмутилась Деера.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.