Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Позвали, мамо, позвали, как же не позвать, но смотрели при  этом...
ну, ровно я сам из этой Орды буду...
     - И  Феета?  -  проницательно  спросила  мать.  Сын  потупил  голову,
промолчав.
     - Понятно, - кашлянув, Аргнист спешил заговорить  о  другом.  -  А  с
Ордой у них как? Следов много?
     - Следов-то много, но все больше краем леса, а вблизи от хутора -  ни
одного не видел, - ответил Армиол. -  Кого  ни  спрошу  -  "все  спокойно"
отвечают.  Но,  отче...  похоже,  они  там  все  решили  к  Хедину  вместе
отправиться. В горницах по углам я горпес видел. Похоже,  они  решили  пал
пустить - ежели Орда ворвется. Чтоб и себя... и ее, значит...
     - Ракот Милостивец, страх-то какой! - Деера прижала ладонь к щеке.
     Однако тема эта занимала умы Аргниста и  его  домочадцев  не  слишком
долго. Орда словно с цепи сорвалась. После неудачи у нивенского хутора она
последовательно атаковала сперва Харлага, а потом и самого Аргниста.
     Вьюжной и студеной ночью, точь-в-точь такой же, как и та, когда Нивен
зажег Красный Огонь, твари пожаловали в гости к старому сотнику.
     И вновь большая горница, куда сбились все от мала до велика, спасаясь
от проклятого одиночества да мыслей  черных.  Вновь  дикий  вой  ветра  за
окнами, по ночному времени наглухо закрытыми  толстыми  ставнями  (на  Юге
такая ставня запросто бы за тюремную прочную дверь сошла бы), вновь  летят
подхваченные ураганом, снежные хлопья - к утру, глядишь, так  занесет  что
от хутора одна только крыша видна и будет.
     И все-же внутри тихо было, тепло и мирно. Такие ночи здесь -  обычное
дело. Саата, Арталегова благоверная,  сидит  пригорюнившись  -  муженек  в
сенях толстуху Мииту зажал, даже  здесь  слышно,  как  они  там  стонут  и
возятся.  Народ  безмолвствует  -  привыкли.  На  хуторе   и   не   такого
насмотришься.
     Защитник у самой печи пристроился, лапами своими, щупальцами да тушей
почти все свободное место занял. Глаза прикрыл. Но - тревожен. Кисточки на
ушах подрагивают - значит, Орда  близко  кружит.  Брат  его,  что  в  свою
очередь хутор дозором обходит, буде что случится, вмиг сигнал подаст.
     И  -  подал.  Встрепенулся  Защитник  разом  и  вот  уже   не   томно
развалившаяся туша возле печи, ровно кот сытый, а клубок мускулов, готовый
к бою.
     Дверь поспешно растворили, Аргнист вскочил на ноги.
     - Оружайсь!
     Защитник, конечно, защитником, но ему и помочь не мешает.
     Хватая факелы, мужики бросились вон из горницы. Дети не вопят - раз и
навсегда приучены. Бабы мешки с горпесом из подполья потащили  -  если  до
стен Орда дорвется.
     Алорт выскочил на обжигающий ночной холод.  Когда  Орда  нападала  на
хутора, коней не выводили - из-за стен отбиваться проще. Защитники  вокруг
внешнего частокола обходят, ты следи, чтобы никто внутрь бы не перемахнул.
Огонь пали, смолу кипящую лей, стрелы пускай - а в рукопашную не лезь. Это
- Защитниково дело. Пока не припрет, из-за тына не высовывайся.  Поначалу,
говорят, Орда защитников частенько из хуторов в  поле  выманивала  ложными
отступлениями. Теперь глупцы-то  перевелись.  Всех  тварей  все  равно  не
истребить; их сколько ни руби, меньше не становится. Так что отбились,  от
жилья отогнали - и ладно. Большего никому не добиться.
     А возле частокола от тварей уже и  снега  не  видно!  И  идут-то  как
плотно, к голове голова, к боку бок; впереди,  как  водится,  стеноломы  с
хоботярами, за ними - броненосцы с брюхоедами, главопасти  отдельно,  а  в
тылу мелочь зубастая - ногогрызы с костоглотами. Рогачей что-то не  видно,
похоже, в резерве остались (во всем хуторе, кроме Аргниста и  его  сыновей
никто и слова-то такого мудреного - "резерв" - не знает).
     -  Становись,  становись,   стрелы   доставай,   шевелись,   ноздряки
недоношенные! - подгонял Алорт нерасторопных.  Ему,  как  старшему,  самое
трудное место досталось - возле главных ворот. Арталег  справа  командует,
Армиол - слева. Отец же - с  боевым  запасом.  Его  дело  самое  важное  -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.