Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

странник, долго еще дом твой  не  расстанется  с  удачей,  а  беды  станут
трусливо обходить его стороной... Но ни о чем не расспрашивай гостя! Он не
ответит, лишь оскорбится. Это -  древний  закон.  Бессмертные  говорят  со
Смертными только о Смертных.
     Есть и древесные  великаны,  видом  схожие  с  ожившими,  получившими
возможность шагать деревьями. Эти бывают и добрые, и злые - как повезет, с
каким встретишься.
     Это что касательно Нелюди.
     Но полно в северных землях еще и отвратной Нелюди. Добрых  среди  них
нет. И помощи у них чистому сердцем искать напрасно. Одни мрачные  колдуны
бродят по старым курганам да заброшенным кладбищам,  где  застыли,  воздев
руки  к  небу,  старые  изваяния  странных   богов.   Нежить   -   это   и
упыри-кровососы, и призраки, и духи, отродье Лишенных  Тел,  и  ведьмы,  в
свое время убитые поселянами, но неправильно или не до конца (ведьмы,  как
всем известно, живучее крыс), лесные страхи-оборотни, из коих людям больше
всего известны  волколаки...  Когда-то  все  эти  твари  владели  Северным
Хьервардом. Строили тут свои твердыни и  черные  колдуны,  коим  частенько
удавалось заклясть немало Нежити и тем самым поставить ее себе на службу.
     Как только Орда с приходом весны уползает на полуночь, в свои  тайные
укрывища, что неведомы даже чародеям, ей на смену  приходят  злобные  силы
Нежити, да и Нелюдь не отстает. В последнее время, сообразив,  что  лучшей
защиты, чем Орда, не придумаешь, потянулись в северные леса бежавшие  было
из них служащие Злу чародеи. Их Орда почему-то не трогала. Так что и летом
затишье бывает весьма кратким. Не успеешь тушу рогача зарыть -  из  оврага
гоблин  лезет,  с  ветки   гурр   из   лука   целится,   а   над   амбаром
призрак-кровопийца вечерами виться начинает.
     И все же дважды в  год  выпадает  примерно  по  месяцу,  когда  людям
действительно живется поспокойней. Это апрель  весной  и  октябрь  осенью.
Весной в апреле Орда уже  начинает  откочевывать  на  север,  а  Нежить  с
Нелюдью еще не продрали как следует глаза  после  зимней  спячки  (кстати,
попадись Орде тот же орк или хед  -  разорвут  в  клочья),  в  октябре  же
наоборот  -  Орда  еще  не  явилась  в  полных  силах,  а  летние  людские
супротивники уже о зимовке думать начинают. В  октябре  играются  свадьбы,
хуторяне ездят друг к другу в гости - не поодиночке, конечно,  а  так,  по
трое-четверо. Весной же человек опытный и бывалый может забрести глубоко в
лес даже будучи один.
     Подточенный талыми водами, снег рухнул в  один  день.  Осев  лишь  на
самую малость, еще вчера повсюду горделиво высились голубоватые сугробы; а
теперь, куда  ни  глянь  -  шкуру  привольно  разлегшегося  Зимнего  Зверя
испятнали черные прогалины,  да  и  сама  шкура  истончилась  едва  ли  не
наполовину. Полуденные склоны взлобков, обращенные на юг речные  берега  и
вовсе очистились, жадно впитав в себя прозрачную кровь  снегов.  Открылась
земля, вся в буром плаще полусгнивших прошлогодних  листьев.  Лес  еще  не
пробудился, не лопнула ни одна почка, не распустился ни один цветок  -  но
ласковое солнце властно растолкало жирные лежебоки-тучи  и  пригревало  во
всю; а в глубине  дремлющих  стволов  уже  начинали  всегдашний  свой  бег
весенние соки.
     Поросший невысоким  молодым  сосняком  холм,  казалось,  жмурился  от
удовольствия,  точно  сытый  кот.  Его  склоны  спускались  в   неширокой,
только-только вскрывшейся речке (хуторские называли  ее  Рыбиной).  Обегая
взлобок, русло плавно изгибалось; вокруг  забежавших  по  колено  в  поток
молодых сосенок плескались мутные волны половодья.
     Чуть выше по склону, над рекой, на  старой  побелевшей  коряге  сидел
немолодой уже  человек,  в  грубой  серо-зеленой  куртке  плотного  сукна.
Прикрывая глаза ладонью, он смотрел вниз, на вспухшую от талых вод Рыбину;
в правой руке сидевший держал кривую, видавшую виды можжевеловую трубочку.
Вокруг волнами расходился приятный запах крепкого, духовитого самосада.
     Человек отдыхал, явно никуда не торопясь. С одной  стороны  к  коряге
были прислонены мощный охотничий лук и добротный  кожаный  колчан,  полный
стрел; поперек колен лежало испытанное зверовое  копье  с  потемневшей  от

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.