Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

крови перекладиной под рожном.
     Охотник этот был уже далеко не молод, ему  явно  шел  пятый  десяток.
Волосы  пробило  сединой,  вокруг   глаз   стянулись   глубокие   морщины,
выдубленная солнцем и ветром кожа покоричневела, лоб и чуть  округлившиеся
со временем щеки рассекало несколько застаревших шрамов - прямых и тонких,
явно оставленных острой  боевой  сталью,  а  отнюдь  не  лесными  сучьями.
Бывшего  воина  в  сидевшем  выдавали  и  его  мышцы   -   мощные,   четко
обрисованные, а не заплывшие жирком, что частенько  бывало  у  не  знавший
легионной муштры  деревенских  сила  чей.  Во  внимательных  серых  глазах
охотника читались и хитрость и ум, и отвага.
     Аргнист, супруг Дееры, владетель одноименного хутора,  мог  позволить
себе немного безмятежного отдыха. Сюда, на Светлую Горку, под самый бок  к
Старой Сосне, Нечисть забредать не дерзала. От Орды, конечно, тут было все
равно  не  спастись;  но  Древнее  Зло  здесь  пасовало.  В   этом   месте
чувствовалось некое старинное волшебство, глубокое, сильное и спокойное  -
и в то же время чистое, словно подземный родник. Хуторские  бабы  болтали,
что подле Старой Сосны справляли свои  празднества  эльфы  -  в  те  давно
минувшие времена,  пока  Перворожденных  еще  довольно  часто  можно  было
встретить среди Смертных. Аргнист не слишком верил этим  байкам,  но  было
известно твердо - ни  гоблины,  ни  гурры,  ни  даже  отважные  тролли  не
осмеливались совать сюда нос, не говоря уж о хедах,  гарридах  или  мелочи
вроде призраков. Приречный холм все они обходили стороной.
     Иных спокойных местечек, подобных этому,  в  окрестностях  хутора  не
было. И потому даже малышей,  едва  научившихся  ходить  и  самостоятельно
выбираться за ограду заставляли наизусть учить  дорогу  к  Светлой  Горке.
Старая Сосна хорошо стерегла свои владения.
     Аргнист курил, выпуская изо рта аккуратные голубые колечки ароматного
дыма. На глухариный ток он сходил удачно -  отвел  душу.  Заплечный  мешок
оттягивала тяжесть трех крупных краснобровых птицы.  Собственно,  Аргнисту
давно пора было домой - он отсутствовал весь вечер, всю ночь и все утро  и
не следовало лишний раз мучить неизвестностью близких.
     Аргнист сидел и курил. Казалось, человек беспечно отдыхает - на самом
деле он был готов к любым неожиданностям.
     Вот и еще одну зиму прожили... Нечего Хедина с Ракотом гневить, не из
худших зима выдалась. Всего пятеро взрослых погибли; правда, по  весне  на
детишек мор какой-то напал,  пока  Саата  снадобье  не  подобрала,  семеро
умерли. Скот почти не пал; отел был хорош; золотоволосую Шоору сговорились
продать на дальний богатый хутор за хорошие деньги...
     И все-же неспокойно у тебя на душе,  Аргнист!  На  излете  зимы  Орда
напирала так, что бывали моменты, думал - все,  каюк.  Четверо  за  неделю
легли. Если следующая осень так же начнется...
     А Нивен выдержал. Выдержал, хотя и потерял  три  десятка  своих.  Но,
удивительное дело - его Орда почти и не атаковала, словно потеряла интерес
к его почти беззащитному хутору...
     Аргнист сидел и курил. Посидеть так,  в  настоящей  лесной  тишине  -
счастье настоящее. Дурак был раньше, не понимал... Все выслужиться  хотел.
Что ж, можно сказать, что и выслужился...
     Аргнист появился на свет пятьдесят два  года  назад,  на  благодатном
южном побережье. Деревня приписана была к большому Храму Хедина; когда  не
по годам крепкому парнишке стукнуло четырнадцать, он поступил  в  храмовую
стражу - хотелось выучиться и стать воином. Но в храме так и не  прижился.
Спины гнуть не умел, службы пропускал - мял на деревне девок да  в  кабаке
играл в расшибалочку. Правда, учился прилежно, и  вскоре  мечом  и  копьем
владел всем на удивление - поэтому только и продержался так долго. А потом
подвезло - проезжал тем краем молодой  король  Галена  Светлопенного,  его
величество Грампедиус, завернул во храм переночевать и помолиться  заодно,
и  случайно  увидел,  как  Аргнист  тупым   деревянным   мечом   от   трех
двадцатилетних громил отмахивается и, недолго думая, к себе  настоятеля  -
мол, подарите, святой отец, сего отрока!  Святой  отец,  само  собой,  рад
радешенек королю услужить и от смутьяна по хорошему избавиться. Так  попал

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.