Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

крови перекладиной под рожном.
     Охотник этот был уже далеко не молод, ему  явно  шел  пятый  десяток.
Волосы  пробило  сединой,  вокруг   глаз   стянулись   глубокие   морщины,
выдубленная солнцем и ветром кожа покоричневела, лоб и чуть  округлившиеся
со временем щеки рассекало несколько застаревших шрамов - прямых и тонких,
явно оставленных острой  боевой  сталью,  а  отнюдь  не  лесными  сучьями.
Бывшего  воина  в  сидевшем  выдавали  и  его  мышцы   -   мощные,   четко
обрисованные, а не заплывшие жирком, что частенько  бывало  у  не  знавший
легионной муштры  деревенских  сила  чей.  Во  внимательных  серых  глазах
охотника читались и хитрость и ум, и отвага.
     Аргнист, супруг Дееры, владетель одноименного хутора,  мог  позволить
себе немного безмятежного отдыха. Сюда, на Светлую Горку, под самый бок  к
Старой Сосне, Нечисть забредать не дерзала. От Орды, конечно, тут было все
равно  не  спастись;  но  Древнее  Зло  здесь  пасовало.  В   этом   месте
чувствовалось некое старинное волшебство, глубокое, сильное и спокойное  -
и в то же время чистое, словно подземный родник. Хуторские  бабы  болтали,
что подле Старой Сосны справляли свои  празднества  эльфы  -  в  те  давно
минувшие времена,  пока  Перворожденных  еще  довольно  часто  можно  было
встретить среди Смертных. Аргнист не слишком верил этим  байкам,  но  было
известно твердо - ни  гоблины,  ни  гурры,  ни  даже  отважные  тролли  не
осмеливались совать сюда нос, не говоря уж о хедах,  гарридах  или  мелочи
вроде призраков. Приречный холм все они обходили стороной.
     Иных спокойных местечек, подобных этому,  в  окрестностях  хутора  не
было. И потому даже малышей,  едва  научившихся  ходить  и  самостоятельно
выбираться за ограду заставляли наизусть учить  дорогу  к  Светлой  Горке.
Старая Сосна хорошо стерегла свои владения.
     Аргнист курил, выпуская изо рта аккуратные голубые колечки ароматного
дыма. На глухариный ток он сходил удачно -  отвел  душу.  Заплечный  мешок
оттягивала тяжесть трех крупных краснобровых птицы.  Собственно,  Аргнисту
давно пора было домой - он отсутствовал весь вечер, всю ночь и все утро  и
не следовало лишний раз мучить неизвестностью близких.
     Аргнист сидел и курил. Казалось, человек беспечно отдыхает - на самом
деле он был готов к любым неожиданностям.
     Вот и еще одну зиму прожили... Нечего Хедина с Ракотом гневить, не из
худших зима выдалась. Всего пятеро взрослых погибли; правда, по  весне  на
детишек мор какой-то напал,  пока  Саата  снадобье  не  подобрала,  семеро
умерли. Скот почти не пал; отел был хорош; золотоволосую Шоору сговорились
продать на дальний богатый хутор за хорошие деньги...
     И все-же неспокойно у тебя на душе,  Аргнист!  На  излете  зимы  Орда
напирала так, что бывали моменты, думал - все,  каюк.  Четверо  за  неделю
легли. Если следующая осень так же начнется...
     А Нивен выдержал. Выдержал, хотя и потерял  три  десятка  своих.  Но,
удивительное дело - его Орда почти и не атаковала, словно потеряла интерес
к его почти беззащитному хутору...
     Аргнист сидел и курил. Посидеть так,  в  настоящей  лесной  тишине  -
счастье настоящее. Дурак был раньше, не понимал... Все выслужиться  хотел.
Что ж, можно сказать, что и выслужился...
     Аргнист появился на свет пятьдесят два  года  назад,  на  благодатном
южном побережье. Деревня приписана была к большому Храму Хедина; когда  не
по годам крепкому парнишке стукнуло четырнадцать, он поступил  в  храмовую
стражу - хотелось выучиться и стать воином. Но в храме так и не  прижился.
Спины гнуть не умел, службы пропускал - мял на деревне девок да  в  кабаке
играл в расшибалочку. Правда, учился прилежно, и  вскоре  мечом  и  копьем
владел всем на удивление - поэтому только и продержался так долго. А потом
подвезло - проезжал тем краем молодой  король  Галена  Светлопенного,  его
величество Грампедиус, завернул во храм переночевать и помолиться  заодно,
и  случайно  увидел,  как  Аргнист  тупым   деревянным   мечом   от   трех
двадцатилетних громил отмахивается и, недолго думая, к себе  настоятеля  -
мол, подарите, святой отец, сего отрока!  Святой  отец,  само  собой,  рад
радешенек королю услужить и от смутьяна по хорошему избавиться. Так  попал

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.