Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

там кто девку в пивной прижать... Мигом в кандалы - и на каменоломни...  И
молись, и посты соблюдай, и перед Рыцарем шапку за десять шагов  снимай  а
за пять - на колени опускайся, и пятину Орденскую плати,  и  всю  торговлю
веди только с Орденом... Отцы-Экономы хорошие  капиталы  себе  к  старости
составляли. И, глядь - решение Братьев: такого-то и  такого-то  за  долгую
беспорочную службу... отпустить по старости и болести  для  жительства  на
Юг...
     Видел Аргнист, какие особняки себе эти отставники строили.
     А Нечисть рыцари не щадили. Ежели кого в плен брали - приговор  один:
на решетке  железной  растянуть  да  над  медленным  огнем  поджарить.  И,
наверное, поэтому Нечисть почти всегда предпочитала смерть в бою...
     Солнце тем временем поднималось все выше и выше.  Аргнист  прихлопнул
себя по коленям, собираясь подняться. Дома уже заждались... да и Деера его
долгой отлучкой недовольна будет. "Видано ли?!  -  ворчала  порой  супруга
Аргниста.   -   Сам   хозяин   с   луком   по   токовищу   скачет,   ровно
мальчишка-переросток! Других нет птицу подстрелить, что ли?!"
     Другие,  конечно,  были.  Трое  сыновей,  семь  десятков  работников,
прибившихся к Аргнисту за двадцать пять лет его  жизни  в  лесах.  И  трое
внуков - дети Алорта, старшего; но они еще совсем малы. Арфолу три,  Феете
только-только стукнуло два, а Арготору и месяца еще не будет. При мысли  о
ребятишках Аргнист невольно ухмыльнулся. Такие славные карапузы!  И  скоро
его внуков станет еще больше. Год, как сыграли свадьбу его  второго  сына,
Арталега, с Саатой, девушкой из клана Нивена, владельца соседнего хутора -
а сноха уже давно непраздна ходит  и  вот-вот  родит...  Хорошая  девушка,
почтительная. Правда, характер у его средненького - не мед... Но - жена да
убоится мужа!
     Настало время трогаться. И, хотя так не  хотелось  уходить  с  теплой
коряги, на которой так приятно посидеть, греясь  на  солнышке  -  особенно
после пяти месяцев лютой зимы, с такими холодами, что  трещали  деревья  и
падали на лету птицы - Аргнист должен был поторапливаться.
     Он уже двинулся вверх по склону, туда, где начиналась тропа к хутору,
когда  за  его  спиной  внезапно  раздался  глухой,  отвратительный  и  не
естественный скрип.
     Бывалый ратник галенского короля развернулся с завидной для своих лет
быстротой; знать, не напрасно весь день с собой тяжеленное  копье  таскал.
На глухарином току оно без надобности. Не иначе, Орда рядом.
     На противоположном берегу Рыбины затрещали кусты. Кто-то  или  что-то
напролом   неслось   сквозь   заросли   сплетенного   ивняка;    раздались
неразборчивые проклятия.
     - Родгар, опять вода! - с отчаянием возопил бегущий, со всего разгона
бросаясь  в  реку.  Взметнулся  фонтан  брызг,  словно  от  пущенного   из
катапульты ядра. Фыркая и отплевываясь, странный  пришелец  быстро  поплыл
вперед размашистыми саженками.
     И тут отвратительный скрип повторился  вновь  -  мерзостный,  гнусный
скрип, словно друг о друга терлись  полуистлевшие  крошащиеся  кости.  Ивы
внезапно  затряслись,  точно  охваченные   ужасом   живые   существа.   На
открывшийся низкий и топкий берег неспешно выкатился темно-лиловый  шар  -
высотой в рост человека, весь шишковатый и бугристый. Выпуклости на его не
ровной поверхности отливали металлом;  остановившись  возле  самой  кромки
виды, шар вновь издал уже знакомый Аргнисту скрип и... распался на части.
     Стеноломы, обычные стеноломы... но чтобы они  так  катались?!  Больше
всего  эти  твари,  каждая  размером  с  крупного  пса,  напоминали  самых
обыкновенных майских жуков - если не считать  выдававшихся  далеко  вперед
острых и крепких челюстей.
     Жуки дружно бросились в реку и - удивительное дело - легко  заскользи
ли по поверхности воды, живо напоминая неких чудовищных водомерок.  Словно
хорошо обученные воины, они  быстро  окружали  незадачливого  пловца;  тот
обернулся, всхрапнул, точно напуганная  лошадь  и  еще  быстрее  заработал
руками.
     Аргнист поспешно бросил копье. Руки сами вскинули лук, глаз  привычно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.