Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

взял прицел; свистнула выпущенная в упор  стрела,  пробитый  насквозь  жук
перевернулся на спину и камнем пошел на  дно,  бессмысленно  и  бесполезно
дрыгая всеми ногами сразу.
     Второй выстрел оказался не так удачен - острие скользнуло по твердому
панцирю твари, зато третья стрела угодила еще одному жуку  прямо  в  глаз,
составленный как будто из множества мелких стекляшек,  словно  фонарь  над
трактиром. Из раны брызнула темно-бурая жидкость, тотчас растворившаяся  в
речных струях - и нежить отправилась прямиком в глубины омута.
     Таковы они, эти стеноломы - стрелой их взять  можно,  только  если  в
глаз попадешь. Когда они частоколы ломают, глаза  специальными  пластинами
панциря закрываются. Тогда их одной только смолой и остановишь.
     Для остальных тварей это стало чем-то  вроде  сигнала  -  не  обращая
более никакого внимания на свою прежнюю жертву,  жуки  дружно  ринулись  к
Аргнисту. Благодаря этому пловец сумел благополучно выбраться на берег; но
одна из бестий походя вцепилась-таки жвалами ему в ногу.  Раздался  жуткий
рев, однако отнюдь не боли, а гневной и неподдельной досады:
     - Родгар, мои ботфорты!
     Мелькнула толстенная мускулистая рука, вся поросшая рыжими  курчавыми
волосами, кулак  размером  с  добрый  кухонный  горшок  врезался  прямо  в
выпученную гляделку рвавшей сапог твари, отбросив стенолома чуть ли не  на
середину  реки.  Глаз  нежити  превратился  в   источающее   бурую   слизь
бесформенное месиво, жук как ни в чем ни бывало  заработал  ногами,  браво
ринувшись обратно, в бой.
     "Живуч, зараза!"
     Остальные стеноломы тем временем выбрались на берег. Стрелы  Аргниста
уложили еще  троих,  однако,  когда  твари  подступили  вплотную,  старому
сотнику пришлось отбросить лук и взяться за копье.
     - Спина к спине со  мной  вставай,  сожрут  иначе,  олух!  -  крикнул
Аргнист, обламывая жвалы самому шустрому жучаре. Такой выпад и  теперь  бы
воину честь на любом королевском смотру. Выдернув наконечник, сотник тупым
концом древка саданул по передним лапам еще одного стенолома.
     Невольный товарищ Аргниста уже бежал вверх  по  склону.  Мощное  тело
облепляла мокрая темно-бордовая куртка, слишком легкая для  этого  времени
года. Низкорослый, с очень широкой грудью, он  казался  почти  квадратным.
Руки и плечи были перевиты чудовищными жгутами бугрящихся силой  мускулов.
Еще Аргнист успел заметить рыжую, слипшуюся от воды бороду  да  выпирающие
подобно яблокам румяные щеки. Перед старым сотником, несомненно,  оказался
Подгорный Гном, невесть как очутившийся в лесах Хуторского Предела.
     - Эге-гей, вот я вас!.. - во мощь легких заорал гном. - И-й-эх!
     Издав сей оглушительный  боевой  клич,  он  с  неожиданной  легкостью
прыгнул. Подкованный добрым  подземным  железом  сапог  врезался  в  морду
стенолома, обратив ее в источающее  коричневую  слизь  месиво.  Оба  глаза
лопнули, жвалы были сломаны.
     - Ар-таррага! - дико зарычал  гном,  словно  тридцать  три  подземных
василиска сразу, норовя при этом пнуть еще одного жучару.
     - У меня секира за поясом! - не поворачиваясь, крикнул гному Аргнист.
     - Р-родгар! - тот аж подпрыгнул. - Раньше не мог сказать, человече?!
     Гномы всегда славились сварливым характером.
     Хуторянин почувствовал, как сильные,  цепкие  пальцы  его  невольного
товарища выдернули оружие из-за аргнистова пояса  -  и  тотчас  же  горько
пожалел, что вообще вспомнил об этом. Гном бросился вперед, очертя голову.
     К тому моменту сотник прикончил  еще  двух  тварей,  их  осталось  не
больше полудюжины и они стали заметно осторожнее. Окружив со  всех  сторон
человека и гнома, стеноломы хищно щелкали жвалами, делая вид, что  вот-вот
бросятся, однако же медлили,  выжидая  удобного  момента.  Копье  Аргниста
научило их осторожности.
     - Ар-аш-таррага!
     Секира  гнома  с  шипением  рассекла  воздух.  Сила  удара  оказалась
настолько велика, что панцирь подвернувшего  ему  под  руку  жука  лопнул,
обильно измарав землю вокруг бурой дрянью; еще одного врага пронзило копье

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.