Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

в горле обеспечена.
     Гном опомнился первым.
     - Р-родгар! Дык, позабавимся! - взревел. Аргнист и глазом моргнуть не
успел, а Двалин уже на голову островерхий шлем нахлобучил, одним движением
поверх мокрой куртки кольчугу натянул - кольчугу  не  простую,  всю  дивно
мерцающую, мягко струящуюся; словно и не из металла вовсе,  а  из  тонкого
шелка соткана. Одна такая вещица целое состояние стоила,  королю  лишь  по
карману, да и то королю не всякому... Подгорный Народ такие  доспехи  куда
как неохотно продавал.
     Презрев опасность, Двалин бросился вперед,  прямо  на  зловещий  шар,
нимало не заботясь, последует за ним Аргнист или нет. Сотник с  плеча  лук
сорвал; прежде, чем дело до рукопашной дойдет, слово  свое  должны  стрелы
сказать.
     Первая из них свистнула над  самой  головой  гнома,  ударив  точно  в
середину жучиного шара - и с легким звоном отскочила от панциря надкрылий.
Шар дрогнул, покатился вперед - и  тут  на  него  вихрем  налетел  Двалин.
Секира гнома ослепительно сверкнула, с хряском врезавшись  в  неподатливую
плоть стеноломов. Шар мгновенно распался. Жуков-то,  жуков  -  Хедин  Отец
Наш! - штук сорок, не меньше. Да и как деловито и сноровисто окружают!...
     Эх, гном, гном, слишком рано вперед  ты  полез.  Глядишь,  я  бы  еще
пару-тройку жучар подстрелил бы... а теперь только на копье вся и надежда.
Никогда раньше не катались стеноломы такими шарами; никогда не нападали на
людей в таком числе...
     Аргнист едва успел на помощь Двалину. Копье старого  бойца  проткнуло
самого шустрого из жуков; остальные расступились, словно опешив, и человек
плечом к плечу с гномом приняли этот неравный бой.
     Драка оказалась жаркой. Аргнисту пришлось бросить копье  -  стеноломы
подобрались почти  вплотную  -  и  отбиваться  топором.  Сталь  со  звоном
отлетала от синеватых надкрылий; стенолома в бою можно взять только если в
глаза попадешь или жвалы напрочь отрубишь.
     На остатки снега щедро лилась коричневая "кровь" стеноломов;  челюсти
их крошились о железо доспехов Двалина,  рукава  и  полы  куртки  Аргниста
мгновенно превратились в лохмотья...
     Жуки  нападали  умело,  стремительно,  со  всех  сторон.   Их   число
уменьшилось почти наполовину, но и  силы  Аргниста  тоже  иссякали.  Твари
бросались то справа, то слева, и с каждым разом уворачиваться  становилось
все труднее.
     Дело было дрянь. В сердце змеей проскользнул  холод  смертной  тоски.
Неужто вот так, по-глупому, весной, из-за  мальчишеского  желания  на  ток
глухариный сходить?.. Двалин тоже примолк - смекнул, видно,  что  тут  все
всерьез и дыхание надо беречь. Теперь лишь злорадно рычал,  когда  секирой
очередного стенолома надвое разваливал.
     Аргнист размозжил морду еще одной твари и вытаскивал ушедший в  землю
топор, когда у Двалина, похоже, терпение лопнуло, и он  сделался  если  не
настоящим берсеркером, но очень на него  похожим.  Гном  взревел  как  три
тысячи пещерных василисков сразу.  Забыв  обо  всем,  он  ринулся  вперед;
предостерегающий крик Аргниста пропал даром. И стеноломы,  конечно,  этому
подарку негаданному очень даже обрадовались. И - всем скопом навалились на
Двалина со спины.
     Как ни кряжист и коренаст был  гном,  однако  и  он  не  удержался  -
рухнул, погребенный под грудой  синевато-стальных  тел.  Аргнист  бросился
было на выручку - другие стеноломы остановили. Грамотно, по всем  правилам
взяли в "клещи", так что пришлось топором отмахиваться, на месте без толку
стоя...
     И, наверное, стал бы этот бой последним и для  не  в  меру  отважного
гнома, и для старого сотника - но в самый последний миг, когда вроде бы  и
надежды не осталось - свистнула откуда-то  из  сплетения  сосновых  ветвей
нежданная белооперенная стрела. За ней - вторая, третья, четвертая...
     Они летели одна за другой, неведомый лучник выпускал их так  ловко  и
быстро, что никто и глазом моргнуть бы не успел, а за первой белой молнией

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.