Случайный афоризм
Мораль должна быть не целью, но следствием художественного произведения. Бенжамен Констан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Двалину казалось, что все его раны совершенно зажили. Разумеется, это
было совершенно не так, но упрямый гном и слушать ничего не хотел.
     - Развяжите! - бушевал он, едва не  опрокидывая  при  этом  лавку.  -
Развяжите сами, не то хуже будет!
     - Если кому и будет хуже, так это тебе, глупый, - беззлобно  заметила
Лииса, молодая крепкая  деваха,  не  так  давно  пришедшая  к  Аргнисту  с
погибшего на юге хутора. Сегодня была  ее  очередь  исполнять  обязанности
сиделки при буйном больном. Саата уже грозилась  подмешать  гному  в  пиво
сонное зелье, чтобы хоть как-то его утихомирить. - Опять  раны  вскроются,
кому это нужно?
     - Не вскроются, не  вскроются!  -  гном  отчаянно  вертелся,  пытаясь
ослабить путы.
     - Когда вскроются, поздно будет, - назидательно заметила  девушка.  -
Кабы не колдун с белым луком, отправился бы ты к Хедину, братишка! Ежели б
не его чародейство - наша Саата-травница тебе бы уже ничем не помогла.
     - Чародейство? - внезапно напрягся Двалин. - Ты сказала, чародейство?
     - Ну да, - простодушно ответила Лииса. - С такими-то  ранами,  как  у
тебя! Токмо чарами и спасешься.
     - Пришелец...  Эльстан...  наложил  на  меня  _с_в_о_и_  чары?  -  по
разделениям выговорил гном.
     - Наложил,  наложил,  -  радостно  кивнула  Лииса,  не  понимая,  чем
недоволен гном. - И хорошие чары! Сильный он волшебник, и  Жезл  настоящий
имеет...
     - Жезл... жезл... - гном внезапно закрыл глаза и откинулся обратно на
подушку, замерев, точно лишившись чувств.
     - Эй, эй! - встревоженная молодка подалась ближе. - Случилось что?
     - Я в порядке, - сквозь  сжатые  зубы  ответил  Двалин.  -  В  полном
порядке.
     Не веря, Лииса подошла к лавке. Как учили, нащупала биенье Жилы Жизни
на левом запястье гнома. Все и впрямь было в порядке. Однако Двалин  лежал
совершенно неподвижно, задрав к потолку бороду и лицо его, можно  сказать,
"побледнело  как  снег",  хотя   как   могла   проявиться   бледность   на
красновато-коричневой  коже  гнома,  потемневшей  от  кузнечной  копоти  и
покрасневшей от жара горнов?
     Немного погодя Двалин открыл глаза. Посмотрел на  испуганно  глядящую
Лиису и усмехнулся.
     - Да все хорошо. Просто, Р-родгар, мне обидно стало, что не взяли!..
     Это была  наглая  и  неприкрытая  ложь.  И  любой  хоть  мало-мальски
искушенный слушатель, конечно же, немедленно уловил  бы  фальшь  в  словах
Двалина. Но Лииса как раз и не была таким слушателем. Жизнь у  нее  и  так
выдалась нелегкая, чтобы забиваться  себе  голову  еще  и  чужими  бедами.
Сказал гном, что все в порядке - значит, так  оно  и  есть.  Развязать  не
просит, отпустить не требует. Все, как матушка Деера сказала. Значит,  мне
и беспокоиться не о чем.
     Двалин же после этого, казалось, тоже ничуть  не  изменился.  Правда,
перестал бушевать. Однако в те моменты, когда его никто не мог  видеть,  в
глазах гнома таилась такая смертная тоска и боль, что  заметивший  бы  это
отшатнулся в испуге.
     Он постепенно поправлялся.  Рваные  раны  затягивались  на  удивление
быстро - Эльстан постарался на  славу.  Провалявшись  четыре  полных  дня,
Двалин с разрешения Сааты поднялся на ноги  как  раз  в  тот  день,  когда
Аргнист, Эльстан и сыновья сотника насмерть схватились с  Ордой  на  Холме
Демонов.
     Первым делом гном отправился на кухню.
     - Дрова, вижу, на исходе? - осведомился  Двалин,  просунув  бороду  в
дверь поварской.
     Колотых чурочек, как всегда, не  хватало.  Мужики  всячески  пытались
увильнуть от этой надоедливой работы. Целый день  топором  махать,  рубить
круглые поленья - кому охота.
     - Небось брюхо заныло? - понимающе усмехнулась распоряжавшаяся  здесь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.