Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Деера. - Понятно, Двалин, понятно. Ладно, накормлю и без платы.
     - Ну, нет! - возмутился Двалин. - У нас так не принято.
     - А у нас принято так - сперва работника накорми, напои  а  потом  уж
работу спрашивай!  -  поджала  губы  Деера,  наваливая  с  верхом  большую
глиняную расписную миску. Гном не заставил просить себя дважды.
     Зато потом, вычистив посудину до блеска и вытащив из-за пояса секиру,
гном на дровяном складе показал, как надо обращаться с топором. Он  творил
чудеса. Чурки так и летели во все стороны, сами собой при этом  -  невесть
каким образом - складываясь ровными поленницами. Из сарая от отправился на
двор, прошелся по всем конюшням, амбарам, хлевам и прочему,  всюду  находя
себе  дело.  Толстые  и  короткие  пальцы  гнома   обладали   удивительной
ловкостью; казалось, он владеет всеми ремеслами.
     Он не оставил себе ни единого мига свободного времени,  словно  боясь
оказаться наедине с собственными невеселыми думами. Как проклятый, он  три
дня не вылезал из кузницы - несмотря на  все  предостережения  Сааты,  что
раны могут еще сказаться и ему следует поберечь себя.
     Дорвавшись до любимой огненной работы,  гном  трудился,  не  покладая
рук. Гнул железные дуги,  подгонял  друг  к  другу  рычаги,  шестеренки  и
пружины, конструируя какой-то компактный механизм. К кузне  несколько  раз
подходила Лииса, звала "поснидать" - Двалин только рукой  отмахивался.  Он
почти ничего  не  ел,  а  пил  одну  воду,  ни  разу  не  притронувшись  к
излюбленному напитку своей расы - доброму темному элю. "Да он  просто  вне
себя!" - сказали бы сородичи из Ар-ан-Ашпаранга, увидев своего  почтенного
собрата в таком состоянии...


     Арталегу и Армиолу повезло. Орда уходила на север;  по  пути  к  дому
братьям лишь однажды повстречался десяток стеноломов. Армиол быстро вогнал
одному из них стрелу в глаз, конь  Арталега  затоптал  другого,  и  прочие
бестии, вялые по весеннему времени, отступили, решив не связываться.
     Куда больше боялись браться не довезти родителя.  Но  сподобил  Хедин
Добродел и тут - батюшка в себя не приходил, но и хуже ему не становилось.
Пусть редко, но дышал - и притом ровно, и сердце  билось,  хотя  и  слабо.
Раны старого сотника перестали кровоточить и сыновья уже  втайне  друг  от
друга стали надеяться, что Саате удастся одолеть хворь и раны.
     Об Эльстане не вспоминали. Чужак - он и есть чужак. Да еще  и  колдун
вдобавок - а колдунов Арталег не жаловал.  Армиол  их  тоже  недолюбливал,
хоть и не столь сильно, как брат.
     - Тоже мне, колуны, чародеи, маги! - сквозь  зубы  шипел  Арталег.  -
Твари, ненавижу их всех! Небось через них Орда-то и возникла...
     - Ты  что,  брате,  -  возражал  младший.  -  Орда  -  она  ж  Темным
Властелином наслана, то всякий знает!
     - Наслана, наслана... - ворчал средний. - Не знаю.  Властелинов  этих
не видывал. Зато чародеи так под ногами и путаются! Проклятый колдун! Кабы
не он, сидели бы себе на хуторе, и батюшка цел бы остался!
     - Так Эльстан сам и погиб первым, - попытался возразить Армиол.
     - Погиб, погиб... - передразнил Арталег. - Ты его мертвым  видел,  а,
защитничек?
     - Брат, не говори так! Смело он дрался  и  его  ж  у  нас  на  глазах
камнями завалило!
     - Завалило, завалило...  Это,  может,  тебе  только  так  показалось.
Может, он все это специально подстроил, чтобы батюшку извести! Может, он и
нас там положить хотел, а сам в пещеру - раз, и нет его! А?! Что скажешь?!
Колдунам, им верить нельзя, знаешь ли. Так что оказался твой  чародей  под
камнями, нет ли - одним Богами Истинным ведомо. Колдун хорош, когда  своим
делом занимается - лечит, скажем там, или скотину пользует - и ни  во  что
иное не суется. Понял? А магия эта вся... от нее человеку только погибель.
     Через восемь дней после своего отъезда браться  добрались  до  родных
мест. Их ждали. На краю леса засели мальчишки-махальщики, которые и подали
сигнал, да с таким усердием, что едва не повырывали себе руки из плеч.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.