Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Внешне  хутор  никак  не  изменился.  Только  из  трубя  кузни  валил
непривычно  густой  дым.  Наглухо  запертые  ворота   внешнего   частокола
приоткрылись ровно настолько, чтобы пропустить всадников поодиночке.
     Первой к сыновьям бросилась Деера. Дозорные  мальчишки  уже  передали
весть - мол, скачут двое, одного раненого везут - и сердце хозяйки  хутора
едва не вырвалось из груди. Деера бросилась - и замерла, впившись в ладонь
зубами при виде бессильно свесившегося с лошади Аргниста.
     - Ну, чего встали?! - рявкнул подоспевший  Алорт.  -  Батюшку  в  дом
несите! Саату сюда с ее снадобьями! Все я за вас думать должен!
     Про Эльстана никто и не вспомнил.


     - И что ж теперь нам, разнесчастным,  делать?  -  Деера  всхлипывает,
слезы уголком передника утирает. На душе -  черными-черно,  ровно  в  ночь
солнцеворота декабрьского.
     Мать с сыновьями сидит, вместе нелегкую думу думают. Чужих никого  не
позвали, даже жен Алортову и Арталегову.  Саата,  впрочем  бы,  и  так  не
пошла. Сидит возле Аргниста неотступно. И - смилостивься грозный Ракот!  -
старому сотнику пока что хуже не  приходится.  Саата  даже  надеется,  что
свекр выкарабкается.
     - Что делать, что делать... - шипит Арталег. Мыслей  дельных  у  него
небогато, зато злобы - на десятерых хватит.  -  Ясно,  что  делать!  Хутор
делить надобно! Людей, скотину... каждому - его долю. Пока весна, пока  ни
Орды, ни Нечисти...
     Все так и обмерли.
     - Ты что же, братец, батьку уже в  домовину  уложил?  -  Алорт  глаза
сузил, вот-вот ударит.
     -  Ага!  Ты-то  старший,  тебе  никуда  уходить  не  надо,  все  тебе
готовеньким достанется, - огрызается Арталег. - А вот мне с  Армиолом  все
своим горбом поднимать придется!..
     Деера спешит вмешаться, иначе - чувствует - быть беде.
     - Сынки, сынки, вы что?! Будем спорить, ссориться да делиться - точно
все Орде в утробу пойдем. Показал бы вам батюшка, как браниться  сейчас!..
Алорт, Арталег, уймитесь.  Ты,  средненький,  и  впрямь  погоди  похоронку
заводить. А ты старшенький, тоже умом пораскинь - ко всему  быть  готовыми
надо. И ежели что - то и впрямь Арталега выделять придется. Обычай  таков.
Если, конечно, ты, сыне, и впрямь выделиться пожелаешь. Но  может,  все  ж
что получше предложишь?
     Арталег укора в вопросе не слышит, оживляется:
     - А что? Предложу! На юг уходить к Рубежу Рыцарскому.
     И вновь все молчат.
     - Да ты что? Насиженное место бросить? Через все  леса  -  на  юг?  -
дивится Деера. - Уж сколько годочков никто отсюда уйти и не пытался...
     - Потому что уж больно пустых черепов на Костяной Гряде все  боялись,
- бросает Арталег. - Никто даже и не попробовал...
     - Да не потому  не  пробовали,  что  боялись,  дурья  твоя  башка,  -
презрительно цедит Алорт. - А потому, что здесь мы - Хозяева! А  там  кто?
Нищие, бродяги, изгои... страшнее сказать - рабы! Каждый  на  шею  веревку
накинуть сможет...
     Это было правдой. Безземельных хватало и на юге. Арталег это знает не
хуже других и тем не менее не сдается.
     - То-то здесь вы всем владеем, до чего дотянуться сможем! То-то здесь
у нас поля широкие, луга пышные, а стада тучные! Как мыши по щелям  сидим,
за ворота не высунемся. Уже мало что под землю не забились!..
     - Хочешь идти - иди, - ровно произносит Деера. -  Долю  свою  я  тебе
сама отсчитаю золотом, что у отца припрятано. Иди! Только  воды  здесь  не
мути.
     Арталег  пугается.  Видно,  подобного  не  ожидал.  Опускает  голову,
запинаясь, бурчит что-то - мол, дескать, это ж просто слова...
     - А раз слова, так и хорошо, - не меняя  тона,  говорит  Деера.  Жена

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.