Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

торной дорогой к хутору Нивена. Конечно, завсегда лучше всем многолюдством
наваливаться - но, когда дело  о  стольких  жизнях  идет,  не  до  высоких
воинских искусств. Орду задержим - и то ладно.
     Миновали поля. Кони на лапах своих идут по сугробам, словно по  земле
твердой. Всадники все как один головы капюшонами накрыли -  им  на  дорогу
смотреть нечего кони  сами  путь  отыщут.  Побереги  глаза  до  соседского
хутора, воин. Там капюшоном от ветра не отгородишься.
     Пошли лесным пределом. Тут ветер как будто  чуть  приутих  -  вековые
деревья, сосны да ели, какая ни есть, а все ж защита. Отринь мысли темные,
воин. В бой надлежит веселым идти как на свадьбу  -  тогда  и  враг  перед
тобой отступит, коли поймет, что Костлявой ты не слишком страшишься... Ну,
а ежели худшее случится - ранят тебя или с коня стащат - то  помни  что  в
подшлемнике ягода волчегон вшита. Раскусишь ее - и все.  Тихо,  без  боли,
без страданий уйдешь.
     Быстро бегут откормленные, сильные кони. Знают, что впереди  битва  и
от того еще сильнее наддают ходу -  сами,  без  понуканий.  До  соседского
хутора - пол часа хорошего конского ходу. А сейчас с  поспешанием  и  того
быстрее управимся...
     Армиол же, сам горячий, своего скакуна горячит еще  больше  мало  что
вперед отца, Аргниста вырываясь. Смелый парень. Себя не щадит,  в  бою  об
осторожности не думает. Уж Аргнист его и словесно вразумлял и вожжами даже
поучил - все без толку. Рвется парень в самую гущу, строя не держит, спину
открытой оставляет... Братья уже дважды спасали - а ему все не в прок. Вот
и сейчас - Аргнист покосился неодобрительно,  но  сказать  уже  ничего  не
успел - раздвигаются деревья, в стороны расступаются и  -  вот  они,  поля
соседские, вот он, Нивена хутор!
     И - Орда вокруг него.
     Они успели вовремя.
     На поле - светло, как днем; не  жалеет  Нивен  горючего  порошка  (на
хуторах  порошок  этот  горпесом  именуют  -  от  слов   "горючий   песок"
сокращение), хоть и скуп - а знает, что сейчас время  все  запасы  в  дело
пускать. Продорожишься - жизнью расплатишься. Первый частокол весь  горит;
ров  дохлыми  тварями  Орды  завален;  видно,  где  Защитник  проходил.  А
нивенские все уже внутри, со вторых стен отбиваются. И - видно -  дело  их
худо. Хоботяры на  крышу  пытаются  вскарабкаться,  жуки-стеноломы  нижние
венцы срубов ломают, многоглавцы ядовитым дымом плюются (Защитник-то где?!
Этих-то тварей он к хутору подпускать никак не должен был!), рогачи  живой
примет строят,  чтобы,  значил,  шестилапых  зубачей  на  верх  запустить.
Клювокрылы в воздухе вьются, выжидают, когда кто-то во  двое  на  открытом
месте покажется. Вот они-то  к  нам  первыми  и  пожалуют.  Аргнист  резко
натянул поводья.
     - В круг!  Лучники!  Готовьсь!  -  никак  от  старой  своей  речи  не
отучится. Все по привычке командует, ровно новобранцами на плацу. Народ  и
без того знает, что делать...
     Заботливо сберегаемые охотничьи луки растянуты до самого уха.  Стрелы
боевые, оголовки гномами кованы - давно замечено, что подгорную сталь Орда
куда больше человечьей не любит; вот, клювокрылы расчухали наконец, что  к
чему, развернулись, пасти пораспахивали - клыки у них  алым  огнем  горят,
чтобы, значит, испужать верней - и вперед.
     Аргнист уронил руку - и тотчас же в вой ветра вплелось дружное и злое
пенье десятков спущенных тетив. Северным охотникам никакой  ветер  прицела
не собьет. Выстрелили хорошо, дружно, стрелы ушли кучей  -  и  добрых  три
четверти воткнулись в широкую грудь клювокрыльего вожака. У него хоть тоже
чешуя роговая на теле, да только  тонковата  она  супротив  добрых  стрел,
тонковата! Ишь, крыльями забил, набок  завалился...  все,  сейчас  в  снег
сядет... и верно! Сел! Ну, теперь докончить!
     - Арталег!.. - Аргнист в стременах привстал, капюшон откинул - вперед
смотрит. Знает, средний сын  с  клювокрылом  сам  справится  -  он  и  его
десяток. А у Аргниста сейчас на  уме  другое  -  понять,  куда  этой  Орде
ударить, да так, чтобы ее от  вторых  стен  бы  оттянуть,  пока  остальные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.