Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1673 году скончался(-лась) Жан Батист Поклен Мольер


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                     Я стер ее навсегда.
                     Я вел полки через сотни лиг
                     В огне и в крови и в боях.
                     И к Гавани Серой в свой час подступил
                     Защитников вбив во прах.
                     И гордые башни огнем изошли,
                     По городу я шагал...
                     Когда Кирдэн, подняв Светлый Клинок,
                     На площади главной встал.
                     Я Кирдэна силу своей превозмог,
                     Мой меч гордеца сразил.
                     Но тут юный хоббит с Кинжалом Судьбы
                     Дорогу мне преградил.
                     Ему победу Судьба отдала,
                     Мне сердце пробил клинок...
                     Кровавая тьма мой окутала взор
                     И сам я предстал, одинок
                     Пред тем тяжелым и черным путем
                     Что всех Родившихся ждет.
                     И страшен и скорбен был - как и для всех! -
                     Тот мой роковой полет.
                     И дальше я помню лишь черную боль,
                     Да страшный Валаров суд...

     -  Эй,  ты  что,  ты  что?!   -   внезапно   вскрикнула   волшебница,
загораживаясь локтем. Грифон камнем ринулся к земле.
     Отчего-то заслушавшийся Двалин упустил момент, неловко пошевелился  и
Эльтара обернулась.  Ее  взорам  предстал  гном  с  занесенной  для  удара
секирой...
     Она бы уже не успела сотворить никакой волшбы.  Но  прекрасные  глаза
полнил такой ужас и, главное - в них  читалось  такое  недоумение,  что  у
Двалина дрогнула рука.
     Грифон почти врезался в землю, так что Двалина изрядно  тряхнуло.  Не
отрывая глаз от лица Эльтары, он медленно убрал оружие  обратно  за  пояс.
Наступило молчание. Волшебница уже привела в действие  защитные  заклятья,
но Двалин и не собирался нападать.
     - Ты... хотел... убить меня? - изумленно проговорила Эльтара. На  сей
раз она опустила словечко "презренный".
     - Я хотел сделать это, - медленно вытолкнул слова из горла Двалин.
     - Но ведь тогда... ты бы тоже...
     - Лучше умереть, чем оказаться в рабстве! - гордо выпрямился гном.
     - В рабстве? Но Древний Долг священен! - глаза  волшебницы  вспыхнули
гневом. - Ты обязан повиноваться мне, презренный!
     - А я-то тебя пожалел... - тихо промолвил Двалин, чувствуя, как чужая
сила пытается овладеть его сознанием, заставить руки отпустить  оружие.  -
Верно про меня говорили - дураком родился, дураком и  помру.  Нечего  было
сопли распускать. И не глазей на меня так, высокородная Эльтара! - Двалина
внезапно понесло. - Твоя не менее высокородная сестра  относилась  ко  мне
несколько по иному!
     - Что ты  сказал?!  -  глаза  Эльтары  расширились  так,  что  заняли
половину лица. - Что ты сказал о моей сестре, гном?!
     - Что слышала! - зло передразнил Двалин. - Твоя сестра осталась  мной
очень довольна... после одной веселой ночи в крепости Гэсар!
     - Так это был ты... - прошептала Эльтара.
     - Гном Двалин из Ар-ан-Ашпаранга, к вашим услугам, - он издевательски
поклонился. - Ты ведь даже не потрудилась  узнать  мое  имя!  А  вот  твой
почтенный родитель, насколько мне известно, назначил за мою голову столько
ограненных  бриллиантов  величиной  с  кулак,  сколько  моя  голова  будет
весить... Ну, чего зенки-то вылупила? Давай, маши руками, твори  это  само
твое волшебство! Мне терять уже нечего. Давай же, или я  и  в  самом  деле

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.