Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     -  Есть  плата  за  возможность  противостоять  Смерти  во  всех   ее
бесчисленных обличьях, Двалин. А теперь вставай. Нам пора к Холму Демонов.


     Разумеется, я отыскал окольный  путь  вниз.  И  теперь  спускаюсь  по
грубой лестнице, вырубленной прямо в коренной скале тысячи лет тому назад.
Множество  ног  ступали  по  истертым  ступеням,  множество  ног  и   лап,
принадлежавших  самым  удивительным  существам...  Я  вдруг  с  удивлением
понимаю, что проложили этот путь и первыми прошли по нему отнюдь не люди и
даже не  гномы.  Более  того  -  даже  не  Перворожденные!  Древняя  злоба
Сотворенных В Ночи - камни еще хранили ее след. Я помню их!  Я  помню!  Ну
да, это были они... мои первые враги в первой битве.  Они  становились  то
холмами, то реками, то озерами, стремясь сбить меня  со  следа,  обмануть,
скрыться... Но я настигал  их.  Они  хорошо  дрались.  Я  вспоминаю  их  с
благодарностью. И... они пытались  защищаться.  Они  настойчиво  пробивали
свои путь вглубь земной толщи, стремясь овладеть Силой. Все это  я  помню.
Но вот помогли ли им эти пути?..
     И еще - а зачем я с ними воевал? Почему мы стали врагами?
     Ответа не было. Да я и не слишком стремился его найти.
     Спиральная лестница привела меня в тесную камеру.  Здесь  не  ходили,
наверное, уже два или даже три десятка веков. В середине - круглый,  грубо
вытесанный каменный алтарь. Над ним - узкая дыра дымохода. Здесь сжигались
жертвы. Сюда, привлеченные страданиями пытаемых, сползались Страхи  Земные
- возникшие едва ли не в первые миги Творения. Здесь  Сотворенные  В  Ночи
пытались перенять силу  своих  страшных  гостей...  Вряд  ли  это  помогло
Сотворенным.
     Да, камни еще помнят былую силу. И по  следам  той,  давно  канувшей,
ныне идет другая сила, новая, жестокая, беспощадная. Она остра и терпка. Я
погружаюсь в ее незримый поток и он захлестывает меня с головой.
     Это невыразимо приятно. Сквозь завесу забвения  начинают  прорываться
какие-то картины. Я замираю... но это совсем  не  те  картины,  которых  я
ждал.
     Какие-то мирные, изумрудные луга по берегам чистых голубых озер,  так
похожих на доверчиво открытые Очи  Земные.  Хрустальные  шпили  игрушечных
замков. Милые грифончики, смахивающие на домашних котят. И - люди. Точнее,
создания, очень на них похожие. Я вглядываюсь. Ну, конечно!.. Кто ж, кроме
их...
     Но откуда это во мне?
     Откуда взялись эти слащавые картинки? Травка, лужайки, ручейки?!.. Во
мне, всегда любившем лишь кровавые  поля  сражений,  во  мне,  бившемся  в
бесчисленных войнах на всех мирах Великой Сферы? Я не знаю ответа. Слишком
многое  еще  покрыто  мглой  забвенья.  Первыми  сквозь  него  пробиваются
чувства, затем, я не сомневаюсь, последуют и настоящие воспоминания.
     Я жадно пью струящуюся сквозь земную твердь Силу.  Я  не  нуждаюсь  в
заклятиях и тому подобной магической чепухе. Оставим это глупым  колдунам,
еще не знающим, что, раз я появился в этом мире - настал их черед вострить
копья и счищать ржавчину с мечей.
     Каждая частица моего существа как  будто  перерождается  под  горячим
живительным дождем. Вливающаяся в меня  мощь  будит  желания  -  пока  еще
смутные  и  неотчетливые:  выйти  в  одиночку  против  блистающего   сонма
полков... броситься в кровавую сечу, забыв обо всем...
     Я знаю, что меня можно убить, что я  не  бессмертен.  И  это  придает
ожиданию боя особый, неповторимо-пряный привкус. Если нет риска - то  и  в
сражение идти незачем.
     Разумеется, льющаяся из  этого  подземного  русла  сила  не  способна
насытить меня. Но она будит иную мощь, доселе дремавшую где-то глубоко  на
самом дне моего естества. И чем дальше, тем  больше  сил  могу  я  черпать
прямо из пронзающих весь мир Великих Потоков. Могу, но не хочу. Надо  дать
равные шансы и моим противникам. Решено -  я  не  буду  пользоваться  моей
внутренней мощью, пока не  столкнусь  с  превосходящим  меня  противником.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.