Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1940 году скончался(-лась) Исаак Эммануилович Бабель


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Волшебник и в самом деле дрался  голыми  руками,  не  нуждаясь  ни  в
мечах, ни в доспехах. Одним прыжком он оказался совсем близко к пауку.
     Облаченный в серебристое  сияние,  точно  в  латную  перчатку,  кулак
Рагнвальда грянул прямо между глаз монстра. Паука отшвырнуло, человеческое
его лицо мгновенно покрылось кровью; однако на ноги он вскочил удивительно
легко. Зарычав, он ринулся на волшебника, однако тот встретил  его  хорошо
рассчитанным ударом - ногой в сустав левой  передней  лапы  паука.  Хруст,
треск, конечность подломилась и монстр вновь грянулся оземь.
     - Тебе хватит или продолжим? - сдержанно поинтересовался Рагнвальд.
     Паук  не  ответил.  Изо  рта  монстра  вырывалось  хриплое   рычание.
Конечности  судорожно  скребли  землю,  брюхо  дергалось.  Внезапно  шкура
чудовища начала с треском лопаться, словно рассеченная невидимым мечом;  в
разрывах закипела белая жидкость.  Целые  пласты  черного  панциря  начали
отваливаться;  спустя  несколько  мгновений   на   месте   паука   остался
бесформенный ком наподобие обычного сугроба. Миг - и его распорола изнутри
алая молния. Кокон из белой затвердевшей пены  распался  надвое,  и  перед
Рагнвальдом появился новый противник - существо, напоминавшее  гигантского
скорпиона, уже без всякого сходства с человеком.
     Коричневые жвалы источали яд. Там, где капли падали на траву,  тотчас
вспыхивало  пламя.  Гибкий  хвост   со   смертоносным   жалом   изогнулся,
нацеливаясь в грудь волшебнику. Клешни угрожающе щелкнули.
     Рагнвальд прищурился. Как-то  искоса  взглянул  на  грозное  чудовище
перед собой - и двинулся в  новую  атаку.  Обманув  тварь  ложным  боковым
замахом, волшебник изо всех сил ударил по правой клешне.  Раздался  хруст,
размозженная  конечность  бессильно  повисла  -  но  тут  скорпион  ударил
хвостом. Волшебник уже не успел  уклониться,  и  черное  жало,  источающее
отравную слизь, вошло ему в грудь. Окровавленный наконечник  высунул  жало
из спины волшебника.
     Тело  беззвучно  рухнуло  в  траву.  Скорпион   несколько   мгновений
удивленно смотрел на труп, а потом  внезапно  воздел  уцелевшую  клешню  и
окрестности сотряс мощный голос:
     - Я убил его! Повелитель, я наконец убил его - Судью!  Я  победил!  Я
самый великий в Воинстве Зла! Я убил Судью!
     Вопли  эти  отнюдь  не  свидетельствовали  об  умственной  силе  сего
существа.
     Тело Рагнвальда лежало неподвижно -  только  веки  слегка  задрожали,
словно от еле-еле сдерживаемого смеха.
     Послышалось  хлопанье  мощных  крыльев.  С  неба  по  крутой  спирали
стремительно спускался сереброкрылый  грифон.  Скорпион  замер,  глядя  на
нового врага.


     -  Смотри,  чудовище!  -  вскрикнула  Эльтара,  указывая  вниз.   Там
Рагнвальд как раз пошел в свою погибельную атаку. - И  человек!  Бьется  с
ним! Надо помочь!
     - Как бы нам самим себе помочь... - проворчал здравомыслящий гном, но
было уже поздно. Лапы грифона  коснулись  земли,  а  сама  Эльтара,  гордо
подняв голову, пошла прямо на  чудовищного  скорпиона.  Рядом  с  хозяйкой
двинулся грифон; о Двалине в суматохе все позабыли.
     - Р-родгар, вот тварь-то  какая...  -  побелевшими  губами  прошептал
гном, поудобнее перехватил секиру и начал подкрадываться к зверю со спины.
     Скорпион прижался к земле, словно  готовясь  к  прыжку.  Опустошенное
жало еще на накопило новую порцию яда; зная  это,  Эльтара  не  собиралась
мешкать.
     Ладони волшебницы зачерпнули из воздуха пригоршню чего-то невидимого,
с размаху плеснув это "что-то" вперед. В воздухе заискрилась  снежно-белая
сеть; скорпион отмахнулся уцелевшей клешней. Нити впились было  в  твердый
панцирь  твари,  напряглись  -  и  лопнули,  не  выдержав.  Эльтара  слабо
вскрикнула и пошатнулась.
     Защищая хозяйку, грифон яростно заклекотал и заслонил ее собой.  Удар

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.