Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

передней лапы отбросил потянувшуюся было клешню, но даже  грифон  не  смог
устоять перед натиском чудовища. Скорпион сшибся с крылатым зверем грудь в
грудь и, хотя когти и клюв грифона оставили глубокие рваные раны на боку и
плоском брюхе чудовища, скорпион не остановился. Подмяв под себя  грифона,
тварь  потянулась  ядовитыми  жвалами  к   замершей   Эльтаре.   Сотканный
волшебницей жемчужно-призрачный  щит  разлетелся  вдребезги  под  натиском
тупой черной морды.
     - И-эх! - забытый всеми гном с  размаха  всадил  секиру  в  основание
скорпионьего хвоста.
     Чудовище взвыло  и  завертелось.  Гном  знал,  куда  бить.  Хвост  со
смертоносным жалом бессильно волочился по  земле  и,  когда  голова  твари
оказалась рядом с Двалином, тот не долго думая ударил свой  секирой  точно
саблей - вдоль земли, сильно потягивая на себя. Лезвие рассекло оба  глаза
страшилища.
     Резко и зло захлопали крылья. Тело  скорпиона  рухнуло  в  корчах  на
землю, а в небо взвилось странное создание, походившее на крупную  летучую
мышь. Издав яростный крик, крик стыда и боли, тварь скрылась за  вершинами
елей.
     - Вот так-так! Сбежал,  дык,  супостат  наш,  значит!  -  пробормотал
Двалин, поднимаясь на ноги и вытирая  обильный  пот,  проступивший,  когда
чудовищная морда с ядовитыми  крюками  челюстей  оказалась  на  расстоянии
вытянутой руки от самого гнома.
     Он тер и тер секиру о траву, хотя на ней уже и  так  не  осталось  ни
малейших следов черной крови - просто никак не мог прийти в себя.  Эльтаре
пришлось окликнуть его трижды, прежде чем гном наконец поднял голову.
     - Ты спас мне жизнь,  -  серьезно  и  просто  сказала  волшебница.  -
Почему, гном? Ты, который еще совсем недавно готов бы убить и меня и себя,
лишь бы не подчиняться мне?
     - Грм... - гном прочистил горло. - А с чего это ты взяла, что я  тебя
спасаю? Себя я спасал,  себя,  ясно!  Как  и  положено  корыстолюбивому  и
злопамятному гному.
     Эльтара улыбнулась. От подобной улыбки смертный мужчина воспарил бы к
небесам,  однако  гном  лишь  опустил  голову,  пробурчав  что-то   вроде:
"пошличтоли чегоздесьсидетьждатьбезтолку..."
     - Да, пойдем, - кивнула  волшебница.  -  Но  сперва  похороним  этого
беднягу. - Она указала на тело Рагнвальда.
     Они выкопали неглубокую могилу. Волшебница тихо заговорила на певучем
мелодичном языке - читала отходное напутствие своего народа...
     С высокой ветви за этой сценой наблюдал коричневокрылый сокол.  Когда
последняя горсть земли упала на могильный холмик,  он  сорвался  с  места,
сделал круг над головами  Эльтары,  гнома  и  грифона  и  стрелой  умчался
куда-то на восток.
     - Хотел бы я знать, откуда тут соколы, - пробормотал Двалин, провожая
взглядом могучую птицу.
     Обойдя скорпиона кругом, он деловито  размахнулся  и  с  трех  ударов
отрубил страшное жало.
     - Пригодится, - пояснил он удивленной Эльтаре.
     Жало тщательно завернули в кожу, потом в холстину и упрятали на самое
дно гномьего заплечного мешка.
     - Куда теперь? - осведомился Двалин.
     - В Холм Демонов, - Эльтара решительно вскинула голову.
     - Что, прямо внутрь?
     Волшебница не удостоила Двалина ответом.
     - Однако... - заметил гном, когда они втроем - он, грифон и Эльтара -
взобрались на сам Холм. - А где вершина?
     Его  вопрос  остался  без  ответа.  Руки  Эльтары  так  и   мелькали,
окруженные целым хороводом серебристых и голубоватых  искорок.  Безнадежно
махнув рукой, гном подобрался к отверстию в земле и сунул туда голову.
     - Эгей, почтенная! Тут есть кто-то живой!
     Эльтара бросилась к дыре, едва не сбив с ног коренастого гнома.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.