Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1673 году скончался(-лась) Жан Батист Поклен Мольер


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:


     Не получаются, брате, против той Орды лихие верховые  атаки.  Как  бы
быстро ни мчался ты по полю - Орда тебя  все  равно  остановит.  Она  ведь
потерь не считает. Ей все равно, сколько тварей сегодня ляжет - завтра  из
лесов новые выползут. Упрешься рано или поздно в осклизлый барьер  копьями
твоими пропоротых туш - и остановишься. А Орде только того и надо. С боков
да со спины нападать - на это ее твари известные мастера.


     Первым подоспел Харлаг. У него хутор большой, восемь десятков в седло
садятся.  Он,  хоть  королевским  воином  никогда  и  не  был,  Аргнистовы
наставления слушал внимательно - и ударил как подобает. В спину  тем,  что
лезли на кольцо всадников старого сотника.
     Плотный клин конных копейщиков смял, раздавил и  разбросал  в  разные
стороны накатившую было волну чудовищ. Смял, оставив на  своем  пути  лишь
истоптанный,  залитый  дымящейся   кровью   и   заваленный   изрубленными,
исколотыми тушами снег. Широкоплечий бородач с окладистой бородой мало что
не до пояса приветственно махнул рукой старому сотнику.
     - Хо, Аргнист! Красный Огонь увидел? Я вот тоже, как заметил -  сразу
сюда. Что здесь деется-то, а? Защитники где? Куда ударим?
     - Защитников не видать, - старый сотник едва мог  перекричать  вой  и
свист непрекращающейся бури. - Ударим к воротам. Я там уж был - вынесли...
Если Орду от стен не отбросим - Нивену каюк.
     -  Да  неужто  он  обоих  Защитников  потерял?  -  подивился  Харлаг,
поглаживая бороду. - Отродясь такого не припомню!
     - Я тоже, однако ж не видел их никого. Все, брате, пошли, веди своих!
     Теперь в клине шло тринадцать десятков  тяжеловооруженных  всадников.
Харлаговы заорали,  требуя  их  вперед  пустить  -  мы,  дескать,  свежее.
Ударили. Второй раз разбросали сонмище  тварей  перед  собой,  второй  раз
выстелили снега черным ковром, второй раз вломились в ворота - и вовремя.
     Потому что жуки-стеноломы уже прошибли  железными  лбами  своими  два
широких пролома во внутренних стенах, стали  видны  вскрытые  внутренности
хутора. По обледенелым бревнам вверх ползли ногогрызы, костоглоты и прочая
мелкота; за ними  скапливались  броненосцы,  а  поверх  их  широких  щитов
готовилась  к  решительному  натиску  кавалерия   рогачей.   Хоботяры   не
показывались - верно, атаковали хутор с противоположной стороны. Это у них
в обычае, даже можно сказать - в крови: всегда только с двух сторон бить.
     Всадники по  пять-шесть  разом  протискивались  в  ворота.  Орда  уже
выстроила обычный оборонительный порядок; основой  его,  становым  хребтом
стояли рогачи, наклонив лобастые головы с  длинными  заостренными  рогами.
Рога эти не простые - каждый может удлиняться и укорачиваться - ну,  ровно
человек копьем бьет. Правда, пока это у них ее чуть медленнее выходит, чем
у человека - и в том спасение наше, брате!
     Внешний частокол хутора все еще горел, из защиты превратившись теперь
в помеху - из-за него всадники не могли развернуться. Но - делать  нечего.
Придется и на рога идти.
     - На хар-га брать придется, - рявкнул Харлаг. - Эй, копья ать!..
     В высоком и узком окне стены хутора мелькнула еле заметная  во  мраке
фигурка - девчушка с факелом. Простоволосая, в  одной  меховой  выворотке,
высунулась по пояс и заголосила:
     - Сосе-еди! Спаса-ай-те! Орда ужо внутри-и-и!...
     Слова ее превратились в истошный визг. Факел зашатался, на  мгновение
стало видно мохнатое щупальце, ухватившее девчонку  поперек  талии,  затем
утробное урчание, треск, снова дикий визг -  и  глухое  ритмичное  уханье.
Хоботяра  дорвался.  Девчонку  снасиловать  -  для  этих   тварей   первое
удовольствие - сильнее даже, чем пожрать. И вся снасть мужская у  них  для
этого имеется.
     Тут-то, брате, кровь в голову и бросается. Тут-то, брате, в  глаза-то
и темнеет. Тут-то, брате, душу и скручивает так,  что  уже  ни  рогов,  ни

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.