Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опасными.
     - Как старый лес на севере? - спросил Мерри.
     - Да, да, что-то подобное,  но  много  хуже.  Я  не  сомневаюсь,  что
какая-то тень от Великой Тьмы легла на земли к северу.  Но  у  этой  земли
есть долины, где никогда не лежала тьма, и там есть деревья  старше  меня.
Мы делаем, что можем. Мы поддерживаем чужеземцев и храбрецов,  мы  учим  и
воспитываем, мы ходим и сеем.
     Мы пастухи деревьев, мы  старые  энты.  И  нас  осталось  мало.  Овцы
уподобляются пастухам, а  пастухи  овцам.  Энтам  нравятся  эльфы,  меньше
интересуются они делами людей и стараются держаться в стороне  от  них.  И
однако энты больше похожи на людей и они скорее склонны к изменениям,  чем
эльфы, они быстрее принимают цвет окружающего, так можно сказать.
     Некоторые из моих родичей сейчас очень похожи  на  деревья,  и  нужно
что-то очень важное, чтобы разбудить их. И они говорят  лишь  шепотом.  Но
некоторые из моих деревьев могут сгибать ветви и  разговаривать  со  мной.
Эльфы, конечно, начали будить деревья, учить их говорить  и  самим  учится
языку деревьев. Они очень хотели говорить со всеми, эти старые  эльфы.  Но
потом пришла Великая Тьма, и они уплыли за  море  или  убежали  в  далекие
долины и спрятались там, и пели песни о днях, которые больше не  вернутся.
О, когда-то давно сплошной лес стоял отсюда до гор луны, и  это  был  лишь
восточный конец леса.
     Какие это были дни! Было время, когда я мог целый день ходить и  петь
и слышал только эхо собственного голоса в  холмах.  И  леса  были  подобны
лесам Лотлориена, только чаще, сильнее, моложе.  А  аромат  в  воздухе!  Я
проводил целые недели, только дыша.
     Древобрад замолчал, продолжая идти и в то  же  время  не  издавая  ни
звука своими большими  ногами.  Потом  снова  начал  бормотать  про  себя,
постепенно бормотание перешло в песню.  Вскоре  хоббиты  начали  разбирать
слова.

                По ивовым лугам Тасаридана я бродил весной,
                Ах! Вид и запах весны в Най-Тасарион!
                И я говорил, что это хорошо.
                Я бродил летом в вязовых лесах Оссирианда!
                Ах! Свет и музыка лета у семи рек Оссира!
                И я думал, что это лучше всего.
                К берегам Нелдорета я пришел осенью.
                Ах! Золотое и красное листьев
                Осенью в Таур-Ну-Нельдоре!
                Это было больше моего желания
                К сосновым лесам в нагорьях
                Дорфониона я поднялся зимой. Ах!
                Ветер, и белизна, и черные ветви
                Зимой на Ород-Ну-Топе!
                Голос мой поднимался и пел в небе.
                А теперь все эти земли погребены.
                Я пошел в Амбарон, в Тауреморну, в Алдоломе.
                В мою собственную землю, в страну Фэнгорн,
                Где корни длинны,
                А годы лежат толще листьев
                В Тауремормаломе.

     Он кончил и зашагал дальше, и во всем лесу, сколько достигало уха  не
было слышно ни звука.
     День подходил к концу, и тьма сгущалась у стволов  деревьев.  Наконец
хоббиты  увидели  перед  собой  смутно   поднимающуюся   крутую   каменную
местность: они подошли к  подножью  гор,  к  зеленому  основанию  высокого
Метедраса. Вниз по склону спускался узкий Энтвош, шумно прыгая с камня  на
камень им навстречу. Справа от ручья был длинный склон,  покрытый  травой,
теперь серой в сумерках. Ни одного дерева  не  росло  здесь  и  склон  был

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 : 468 : 469 : 470 : 471 : 472 : 473 : 474 : 475 : 476 : 477 : 478 : 479 : 480 : 481 : 482 : 483 : 484 : 485 : 486 : 487 : 488 : 489 : 490 : 491 : 492 : 493 : 494 : 495 : 496 : 497 : 498 : 499 : 500 : 501 : 502 : 503 : 504 : 505 : 506 : 507 : 508 : 509 : 510 : 511 : 512 : 513 : 514 : 515 : 516 : 517 : 518 : 519 : 520 : 521 : 522 : 523 : 524 : 525 : 526 : 527 : 528 : 529 : 530 : 531 : 532 : 533 : 534 : 535 : 536 : 537 : 538 : 539 : 540 : 541 : 542 : 543 : 544 : 545 : 546 : 547 : 548 : 549 : 550 : 551 : 552 : 553 : 554 : 555 : 556 : 557 : 558 : 559 : 560 : 561 : 562 : 563 : 564 : 565 : 566 : 567 : 568 : 569 : 570 : 571 : 572 : 573 : 574 : 575 : 576 : 577 : 578 : 579 : 580 : 581 : 582 : 583 : 584 : 585 : 586 : 587 : 588 : 589 : 590 : 591 : 592 : 593 : 594 : 595 : 596 : 597 : 598 : 599 : 600 : 601 : 602 : 603 : 604 : 605 : 606 : 607 : 608 : 609 : 610 : 611 : 612 : 613 : 614 : 615 : 616 : 617 : 618 : 619 : 620 : 621 : 622 : 623 : 624 : 625 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.