Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Иногда сиддхи изображались как монахи или миряне, но чаще
они выглядят как йоги, так как владение йогой - их отличитель-
ное свойство. Иконографические черты йогов определенны: они но-
сят длинные, не обязательно стянутые в пучок волосы, часто бо-
родаты; одеты обычно в короткие штаны,  хотя могут носить белые
одежды или одну набедренную повязку; часто изобpажаются с тантричес-
кими укpашениями, с тиарами и подвесками,  частью из человечес-
ких костей; сидят на кучах листьев или шкурах, иногда - на че-
ловеческих костях   или трупах.  На некоторых изображениях они
держат пояс для контроля положения тела при медитации, или ча-
шу из черепа, наполненную красной или голубой жидкостью. Череп
здесь является символом тленности и смерти;  иногда  он  означает
также пустотную природу сущего.
     Главные фигуры посвященных сиддхам танок всегда  окружены
меньшими, которые помогают им или делают подношения. Этот круг
последователей, часто упоминаемый в биографиях,   представляет
работу сиддхов на благо живых существ.


                  П О С Л Е С Л О В И Е.

     Традиция сиддхов, несомненно, составляет основу Тибетско-
го Буддизма,   ибо  сиддхи и их активность дают нам сущностное
понимание того, что такое Ваджраяна, путь совершенной свободы.
Сиддхами предложена форма реализации, которая пронизывает заб-
луждения нашего ума насквозь,  - как свет пронизывает тучу,  -
открывая в нас ясность и увеpенность, внутреннюю энергию и спо-
койствие. Истории сиддхов воплощают учения, полезные для на-
шего развития.  Если мы поймем то, что они говорят, то, возмож-
но, обретем  Просветление - здесь и сейчас.  Этот путь прост и
открыт.
     Просветленный ум оставляет позади двойственность, поэтому
йогин может пpоявлять свои учения в любой форме:  они мо-
гут быть даже 'скрыты' в нашей повседневности.  Чтобы получить
полностью все,   что может дать Ваджраяна,  мы должны подгото-
виться. Возможно,   это займет годы.  Можно глубоко переживать
невыносимость жизни в миру, или даже стать монахом - это может
пpоисходить по-pазному. Позже необходим правильный контакт под-
готовленного ученика и  просветленного учителя;   только тогда
учитель может передать реализацию Будды, чтобы достижение Про-
светления стало возможным уже в текущей жизни.
     Данный текст,  видимо,  самый полный тибетский источник,
говорящий о  сиддхах и представляющий различные их традиции на
тибетской почве.  Все сиддхи являются индийскими  мастерами  и
основателями линий, которые  пришли в Тибет в период с восьмо-
го по одиннадцатое столетие. Однако списки сиддхов и подроб-
ности их деятельности могут различаться в разных  тради-
циях. Например, некоторые считают,  что сиддха Сакара и Падма-
сабхава - одно и то же лицо, хотя источники дают различную ин-
формацию на этот счЯт.
     Меняя стиль поведения, сиддхи часто меняли имена. Например,
Шантидева выступает в различных аспектах, не только как ученый
сиддха, но и как монах Бхусуку.  Некоторые аспекты могут  быть
столь уникальны, что трудно понять все выражения в тексте, как
относящиеся к одному и тому же лицу.  Более того, хотя извест-
но, что  такие  выдающиеся философы, как Дхармакирти,  Дигнага,
Чандракирти, Чандрагомин и Маpмедзе входят в число восьми-
десяти четырех сиддхов,  мы не знаем точно, под какими именами
и каким способом они пpоявляют себя, какой именно фрагмент
текста повествует о них.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.