Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Вы не могли бы перечислить, что похищено?
     - По-моему, ничего. И дорогие вещи, и драгоценности на месте.
     - Елена Леопольдовна, с кем ваш муж общался последнее время?
     - Какое сейчас общение? Господи!..
     - Ну а по телефону?
     - За полгода вчера утром был единственный звонок.
     - От кого?
     - Не знаю. Я находилась в спальне. Поскольку звонки теперь  редкость,
я прислушалась.
     - Пожалуйста, воспроизведите по возможности разговор.
     - Трубку снял муж. Он сказал: "Да, это я... Не узнал... Живу? Как все
сейчас... Благодарю, я передам ей привет... Конечно, почему  бы  и  нет...
Ах, вот как! Понимаю, понимаю... Это я улажу... Годится, я теперь  человек
свободный..." Потом звонивший заговорил, видимо о лошадях, потому что  муж
ответил: "Понятия не имею, наверное забрали для  своей  Красной  Армии.  Я
теперь на завод не хожу. "Пепел"? Конечно  помню.  Это  была  великолепная
скачка. Кажется, четвертая... Вы тогда сорвали куш, что и говорить!..  Ах,
что вспоминать!.." На мой вопрос, кто звонил, муж уклончиво ответил: "Один
старый знакомый". Я спросила, знаю ли я его, муж ответил: "Нет". Меня  это
удивило, поскольку звонивший передавал мне привет. Но я почувствовала, что
муж уклоняется и не стала настаивать. Вот, собственно, и все.
     - Елена  Леопольдовна,  хотя  бы  предположительно  вы  не  могли  бы
назвать, кто мог быть звонившим?
     - Нет. Но наверное кто-то из знакомых мужа, кто посещал  ипподром.  А
таких было много.
     - Кто был управляющим ипподромом?
     - Господин Левжинский, Адам Юрьевич.
     - Вы давно его видели? Он жив?
     - Не знаю. Последний раз я видела его в прошлом году.
     - А вы не знаете его адрес?
     - Прежде он жил в доме Болотовича. А сейчас, право, не знаю.
     Я помнил доходный дом купца Болотовича. Квартиры в нем  снимали  люди
приличного достатка...
     Когда мы уже уходили, вдова Мадера обратилась ко мне:
     - Если вы разыщите господина  Левжинского,  будьте  добры,  известите
его... И скажите, что похороны завтра...
     Попрощавшись, мы вышли.
     - Что дальше, Викентий Сергеевич? - спросил Титаренко. - Каковы  ваши
впечатления?
     - О впечатлениях говорить рано. Завтра, до визита к ограбленной вдове
Йоргоса, я хотел бы знать, обитает ли еще на  своей  квартире  управляющий
ипподромом Левжинский. Если его выселили, то куда. И вообще,  жив  ли  он.
Есть у вас  люди,  которые  в  состоянии  это  сделать?  Не  мне  же  этим
заниматься, любезный.
     - Это будет сделано, - коротко, без тени обиды  сказал  Титаренко.  -
Куда сейчас? Домой?
     - Да... Вот что еще: в городе теперь  не  так  уж  много  извозчиков.
Пусть ваши люди попробуют  выяснить,  не  возили  ли  они  кого-нибудь  по
адресам, где живут погибшие именно в те дни и часы, когда  были  совершены
убийства. Извозчики народ сговорчивый, они охотно помогали  полиции.  Вряд
ли убийца передвигался пешком. Ему нужно было появиться на короткое время,
сделать свое дело и тут же исчезнуть. Тем более, что все три жертвы  живут
в отдалении и в разных концах города.
     - Я понял, - сказал Титаренко. - Постараемся выяснить...
     На следующий день около пяти вечера заявился Титаренко.
     - Ну что? - спросил я.
     -  Левжинский  Адам  Юрьевич  проживает  там  же,  в  доходном   доме
Болотовича. Правда, его несколько потеснили: большую часть квартиры отдали
многодетной  работнице  с  фармацевтической  фабрики  и  старухе  с  тремя
внучатами. У нее сын погиб на фронте в Галиции.  Невестку  изнасиловали  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.