Случайный афоризм
Величайшее сокровище - хорошая библиотека. (Виссарион Григорьевич Белинский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

убили. Она поехала в деревню менять последнюю одежонку на картошку,  -  он
взглянул на меня каким-то давящим испытывающим взглядом.
     Я уклонился от дальнейшего разговора на эту тему.
     - С извозчиками безрезультатно, - сказал Титаренко.
     - В каком смысле?
     - Опросили всех, кого только можно. Никто не возил по этим адресам  в
указанные дни и часы.
     - Я и не очень рассчитывал... Ладно. К Левжинскому я пойду  один.  Не
возражаете?
     - Как вам угодно...
     Левжинский  оказался   человеком   лет   шестидесяти   -   сухощавый,
чистенький, гладко выбритый с тщательно зачесанными  седыми  волосами,  со
следами былой респектабельности. Занимал он одну большую комнату,  забитую
мебелью в белых парусиновых чехлах, видимо снесенную сюда со всей  прежней
его квартиры.
     Я представился, объяснил причину своего визита.
     - Убили?! - он провел узкой холеной ладонью по  лбу  и  опустился  на
стул, словно боясь, что упадет. - Кто же это сделал? - тихо спросил он.
     - Адам Юрьевич, для выяснения  этого  я  хочу  задать  вам  несколько
вопросов.
     - Пожалуйста.
     -  У  вас  не  сохранились  случайно  программки  скачек,  скажем  за
последние пять-шесть лет?
     - Я храню все  программки  с  момента  открытия  ипподрома.  Что  вас
конкретно интересует?
     - "Пепел". Что это?
     - "Пепел" - игреневый жеребец.
     - Фаворит?
     - Какое там! Господин  Мадер  купил  его  в  конце  1915-го  года.  Я
уговорил его. Никто не верил в "Пепла", считали, что выбросили деньги.  Но
я и жокей Боровец почувствовали, что "Пепел" - будущая жемчужина  в  нашей
конюшне. Что сказать? Трудный  был  жеребец.  Выпустить  мы  его  рискнули
впервые перед закрытием сезона 1916-го года. Больше не успели  в  связи  с
известными вам событиями в феврале 1917-го.
     - То есть он участвовал в одной скачке?
     - Да. В четвертой. Тогда и произошла сенсация.
     - А именно?
     - Ставок на "Пепла" почти не делали. Разве что кто-то ради  шутки.  В
"Пепла" никто не верил, жеребец новый, никто о нем ничего  не  знал.  А  я
верил и уговорил одного знакомого. Сказал, что если "Пепел"  проиграет,  я
погашу половину проигрыша своими деньгами. "Пепел" выиграл скачку,  а  мой
знакомый положил в карман огромную сумму. Вечером  мы  отметили  победу  в
ресторане Яроховича.
     - Кто этот счастливец?
     - Адвокат Иегупов Борис Николаевич. Он помешан на лошадях,  дружил  с
жокеями. В общем, свой человек на ипподроме, в конюшнях.
     Имя адвоката Иегупова было мне знакомо: молодой,  способный,  выиграл
несколько крупных нашумевших наследственных дел;  несмотря  на  молодость,
вращался в кругу солидных промышленников и деловых людей, но, по слухам, -
хваток, циничен, высокомерен,  кое-кто  из  старых  адвокатов  считал  его
авантюристом.
     - Он бывал в доме у Мадеров? - спросил я.
     - И не раз. Там любили поиграть в карты. Принимали и его,  восходящую
звезду. Это же он выиграл миллионное дело для купца Чернецкого, когда  тот
судился  с  заводчиком  Лункевичем.  Кроме  того,  Иегупов   ухаживал   за
племянницей господина Мадера. Она  ушла  сестрой  милосердия  на  фронт  и
погибла весной 1915-го, когда немцы осуществили Горлицкий прорыв.
     - Вы так хорошо знаете все о семье Мадеров.
     - Я работал у него с 1901-го года.
     - Кто еще бывал у Мадеров, когда собирались поиграть в карты?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.