Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что вытащил из паспорта. Расхождение мизерное. Значит, и здесь Локоток  не
врал. Еще он сказал на допросе, что в правом кармане пиджака  Тюнена  были
хлебные крошки... Думаю, Тюнена никто не убивал. Умер он своей смертью  от
диабетической комы. Тюнен страдал тяжелой формой, инсулинозависимый.  Одна
кома была, Иегупов  вызывал  "скорую".  Обычно  диабетики  носят  с  собой
кусочек хлеба на случай  приступа.  Локоток  обнаружил  в  кармане  Тюнена
старые крошки. А бутерброд с диабетическим  хлебом,  как  сказал  Иегупов,
Тюнен в предотъездной суете, во время трогательного прощания с приятелем -
а даст ли нам Бог увидеться еще? -  короче,  этот  бутерброд  Тюнен  забыл
взять. Когда он почувствовал на тропе, что ему плохо, сел  под  деревом  у
куста и достал флакончик с лекарством. Но сорвать пробку-"винт" так  и  не
успел. Все тридцать капсул на месте... А Локоток просто подонок и мародер.
     - Вы изложили это следователю? - спросил Михальченко.
     - Пока нет. Успею. Пусть поработают. Мало ли что обнаружится  в  ходе
следствия.
     - Что мы скажем сыну Тюнена?
     - А что мы можем сказать? Захочет - пусть ждет окончания официального
расследования... Он ведь еще не знает, какое наследство ему  привалило.  В
чемодане Тюнена под газетой обнаружили конверт. Помнишь, от которого  была
отрезана полоска для закладки в Библию? Так вот в этом конверте письмо  от
Анерта, где он извещает Тюнена, что тот владелец дома и счета в  одном  из
банков Мюнхена.
     - Но Тюнен не захотел этого наследства.
     - Это не значит, что и сын откажется.
     - Они были на опознании трупа?
     - Иегупов и сын Тюнена?
     - Да.
     - Ну  и  дела,  -  после  некоторой  паузы  произнес  Михальченко,  -
поднимаясь. - Пойду скажу Стасику, чтоб залил  полный  бак,  машина  может
понадобиться семье  Остапчука,  на  рынки  смотаться,  чего  привезти  для
поминок; ту же водку, минералку не таскать же вдове в сумках. - Он вышел.



                                    37

     Ни время не ускорило свой  бег,  ни  количество  часов  в  сутках  не
сократилось, однако последние недели  такое  ощущение  давило  Левина.  Он
корил себя, что до сих пор не возвратил книгу профессору Нироду. И  только
сегодня пришло какое-то предчувствие просвета. И он дал себе клятву, что в
конце недели обязательно отправится к Нироду...
     - Ты что по вечерам делаешь? - спросил Левин у Михальченко.
     - Телевизор смотрю, газетки листаю, иногда в кино ходим,  -  удивился
тот вопросу. - А что?
     Было утро. Они  только  что  явились  в  бюро,  сидели  в  комнате  у
Михальченко.
     - А книги читаешь? - поинтересовался Левин.
     - Редко, - признался Михальченко. - За годы милицейской службы отвык,
выспаться времени не хватало, какие уж книги.
     - Смотри, Иван,  алфавит  забудешь.  Чтоб  этого  не  случилось,  на,
почитай, - Левин извлек из "дипломата" вставленную в целлофановую  обложку
книгу.
     - Какая-то старинная, - повертел ее в руках Михальченко.
     - Главное, что полезная. Кое-что интересное узнаешь.
     Из коридора донесся металлический щелчок.
     - Почту принесли, - узнал Левин  звук  захлопнувшегося  коллективного
ящика-секции. - С книгой, пожалуйста, аккуратней. Чужая.
     - Когда надо вернуть?
     - Два дня тебе хватит.
     Михальченко  взял  маленький  запасной  ключик,  висевший  обычно  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.