Случайный афоризм
Ни один великий поэт не может не быть одновременно и большим философом. Сэмюэл Тейлор Колридж
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

имелась  только  в  одном,  верхнем,  ящичке,  но  когда   он   запирался,
блокировались  и  все  остальные.  Никто  не  имел  туда  доступа,   кроме
владельца, и никто не претендовал, поскольку тумба  эта  была  как  бы  за
пределами штатного  расписания.  Однажды  приехала  комиссия  во  главе  с
жирным, тяжко сопевшим генералом из политотдела. Обходя кабинеты, комиссия
заглянула и к Остапчуку. "Это что?" -  спросил  генерал,  заметив  высокую
старинную  тумбу  красного  дерева,  нагло   выбивавшуюся   из   казенного
интерьера. - "Да это  так,  хозяйство  капитана  Остапчука",  -  несколько
смущенно  ответил  начальник  управления  и  объяснил  генералу,   в   чем
собственно дело. Тот еще раз посмотрел на тумбу,  на  капитана  Остапчука,
пожал плечами и, буркнув: "Жуликов ловить надо", - вышел.
     Тем не  менее  о  содержимом  ящичков  Остапчука  кое-кто  знал  и  в
райотделах, и в  районных  и  областной  прокуратурах.  И  далеко  не  все
относились к ним, как к чудачеству, и при случае пользовались.
     Когда письмо Тюнена, присланное комиссией главпочтамта,  поступило  в
милицейскую канцелярию с припиской  "на  ваше  усмотрение",  там,  как  бы
отмахнувшись, решили: "На кой черт оно нам? Отдайте его Остапчуку".



                                    6

     Вот уже полтора месяца, как Левин, поддавшись  уговорам  Михальченко,
работал в частном агентстве "След".
     Михальченко брался за все: агентству нужны деньги и добрая слава...
     Сегодня перед концом рабочего дня позвонил директор  конного  завода,
человек в городе известный,  заслуженный  зоотехник  республики,  попросил
помочь своему гостю - какому-то немцу. Договорились на завтра,  на  девять
утра. Михальченко попросил Левина заняться этим немцем:
     - Ефим Захарович, тут высокий ранг, так сказать международный, хорошо
бы, чтоб вы. Вы по-немецки знаете?
     - "Вир бауен моторен, вир бауен  тракторен".  И  так  далее,  учил  в
школе. Но ему, наверное, нужны не мои познания в языке.
     - Я не знаю, что ему нужно, а нам нужна его валюта.
     - Хорошо, я буду к девяти, - согласился Левин...
     В доме все утихло. Спал Сашенька, спала,  наверное,  и  невестка.  Из
подвала вернулся сын, Левин слышал, как хлопнула входная дверь. По вечерам
сын подрабатывал: паял какие-то шнуры, разъемы, блочки, платы -  в  городе
появилось много  импортных  видеомагнитофонов,  для  состыковки  с  нашими
телевизорами  полагались  все  эти   штучки,   сын   изготавливал   их   и
устанавливал, ходил по субботам и в воскресные дни к беспрерывно звонившим
клиентам... И только на кухне все еще возилась жена.
     Вздохнув,  Левин  погасил  ночник  и  лег  на  бок,  удобно   устроив
побаливающее ухо в теплую мякоть подушки...


     - Это все, что у вас есть? - мрачнея, спросил Левин.
     Шоор, откидываясь в кресле, развел руками.
     - Не густо.
     - Как вы сказали? - переспросил Шоор.
     - В том смысле, что  немного,  недостаточно,  -  Левин  покосился  на
бумажку: год рождения, звание, должность, дата пленения, место  пребывания
в плену и год гибели в Старорецком лагере для военнопленных некого  Алоиза
Кизе.
     - Больше ничего не известно. Так я понял своего шефа, когда он  делал
мне поручения.
     - А зачем ему это нужно спустя столько лет? - спросил Левин, про себя
ругая Михальченко, легкомысленно  согласившегося  заняться  бессмысленным,
как полагал Левин, и почти безнадежным, как он  прикинул,  поиском  теней.
Мальчишка! Загипнотизировала маячившая валюта!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.