Случайный афоризм
Я люблю время от времени навещать друзей, просто чтобы взглянуть на свою библиотеку. (Уильям Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я только что с самолета, - начал Тюнен, - прихожу  домой,  открываю
калитку... - и дальше он поведал все, что его встревожило.
     - Три месяца говоришь? А может, уехал он?
     - На три месяца? Нет! Ему и на три  дня  некуда.  Никогда  не  ездил.
Никого у нас, ни родственников, ни знакомых таких.
     - Хорошо, Сашка, допьем чай, пойдем посмотрим...
     Они выпили полный чайник, утерли платками  пот  на  лицах  и  шеях  и
поднялись из-за стола. Выходя из ниши, Жумекен склонил  голову,  чтобы  не
задеть клейкую ленту, на которую прилипли большие черные мухи.
     Жумекен Каназов что-то сказал по-казахски своему брату, тот  согласно
ответил и они двинулись в разные стороны...
     Вошли во двор, Каназов посмотрел на почтовый ящик, на кипу  газет  на
земле, несмотря на  грузность,  на  живот,  распиравший  белую  сорочку  и
свешивающийся над штанами, легко присел на  корточки,  перелистал  газеты,
потом также легко поднялся.
     - Да, три месяца почту никто не брал... Пойдем.
     Но прежде чем приблизиться к входной двери, он обошел дом, но  ничего
не обнаружив, направился не к двери, а повернув к калитке, почему-то вышел
на улицу. Тюнен стоял и ждал, не понимая,  в  чем  дело.  Наконец  Каназов
крикнул кому-то:
     - Эй, ребята, подойдите!
     Подошел парень с девушкой.
     - Я Каназов, - представился им  Жумекен,  не  сомневаясь,  что  этого
достаточно. - Жумекен Каназов, - словно напомнил еще раз.
     Он оказался прав, молодые люди вежливо, почти синхронно подтвердили:
     - Мы вас знаем, товарищ майор.
     - Вот что:  беру  вас  понятыми.  Будем  дверь  вскрывать,  -  сказал
Каназов. - Пошли.
     Но прежде чем взламывать, он присел на корточки, заглянул в  замочную
скважину.
     - Темно, ничего не видно, дайте какую-нибудь веточку.
     Парень принес ему щепку. Сильными толстыми пальцами Каназов  разломал
ее вдоль, ткнул в замочную скважину. Щепка легко, почти вся,  вошла  туда.
Он выбросил ее, поднялся:
     - Дверь заперта скорее всего снаружи. Ключа в замочной скважине  нет.
Это даже лучше, если хозяин запер ее и ушел. А? - повернулся он к Тюнену.
     Александр понял ход майорской мысли.
     Каназов подергал дверную скобу, затем отступил и вложив в плечо  весь
центнер  своего  веса,  с  разгона  ударил.  Что-то  хрустнуло,  и   дверь
распахнулась.  Они  вошли.  Пахло  пылью,  обволакивала  какая-то  плотная
духота.
     - Ничего руками не трогайте, - предупредил Каназов и  узкими  черными
глазами обвел комнату, затем  заглянул  во  вторую,  крошечную,  служившую
спальней.  Постель  была  аккуратно  застелена.  Он   зачем-то   приподнял
покрывало. - Ты вещи отца знал? - спросил Тюнена.
     - Да как сказать, - засомневался Тюнен, невесело подумав, что  вообще
мало что знал об отце.
     Каназов стоял перед распахнутым фанерным платяным  шкафом,  перебирая
небогатую  верхнюю  одежду  Тюнена-старшего.  Александр  был  тут   же   и
неприязненно наблюдал за этой процедурой.
     - Ну, чего-то не хватает? - обратился к нему Каназов.
     -  Вроде  серого  костюма  нет,  он  самый  новый,  -  пожал  плечами
Александр.
     - Шитый в ателье или готовый? Наш или импортный?
     - Не знаю. Я отца видел в нем всего два раза... Чего точно  нет,  так
это плаща. Темно-синий, с погончиками,  на  теплой  подстежке,  коричневая
такая, пристегивается молнией вкруговую.
     - Смотри, как запомнил!
     - Сам покупал ему.
     Закрыв шкаф, Каназов продолжал осматривать квартиру: заглянул в хилый

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.