Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

какие. Справишься в милиции, не было ли задержания или какого-нибудь "ЧП".
     - Конечно, все больницы, морги... - вставил Михальченко, подмигнув.
     - Не перебивай! По справочной поищи, вдруг найдешь еще  какого-нибудь
Тюнена, прописанного в Старорецке... Ты чего ухмыляешься?
     - Вы мне, как школьнику, задание выдаете.
     - Кто тебя знает, может уже разучился, барствуешь тут.
     - Ладно, пошурую, Ефим Захарович.  Если  бы  мы  имели  фотографию  и
знали, как он был одет, можно бы поработать с шоферами автобусов,  которые
идут из аэропорта. Дата прилета известна: 17-18 апреля. Узнали  бы,  когда
этот рейс из Алма-Аты - утром ли, вечером. Подергал бы и таксистов.
     - Ничего мы пока не имеем. Одет был вроде в серый костюм, темно синий
импортный плащ. Портрет, нарисованный  сыном,  такой,  что  фоторобота  не
сделаешь. На, почитай, это с его слов.
     - Нд-да... Абстрактный пейзаж. - Михальченко отложил бумагу.  -  Надо
бы проверить в аэропорту, регистрировался ли старик Тюнен на обратный рейс
Старорецк - Алма-Ата.
     - Кое-что в тебе еще осталось, Иван, не разучился. За этим делом я  и
еду сейчас в аэропорт...
     Сидя в троллейбусе, везшим его в аэропорт, Левин прокручивал в голове
все, что было в сообщении  майора  Каназова  и  что  узнал  от  Александра
Тюнена. Он как бы сортировал мысленно то, что имело прямое касательство  к
исчезновению Тюнена-старшего, могло помочь в поисках  внезапно  пропавшего
человека и что выглядело, как некие косвенные пристежечки. К последним  он
отнес закладку - обрывок конверта, найденную в Библии. "Ну получил человек
письмо из ФРГ, отрезал клочок и сделал закладку, ну и что? Какая тут связь
с его исчезновением? - рассуждал Левин. - Да никакой! Чего  я  вцепился  в
этот пустяк? - даже как-то сердито  спросил  себя.  И  чтобы  успокоиться,
подумал: - Ладно, в конце  каждый  шарик  найдет  свою  лузу,  а  то,  что
окажется лишним, лучше выбросить потом, но не пренебрегать сейчас"...
     В аэропорту было людно  и  шумно,  в  помещениях  и  на  улице  орали
динамики,  извещавшие  о  прибытии  самолетов,  о   задержке   рейсов,   о
регистрации пассажиров. Через служебный вход Левин направился к начальнику
порта. За долгие годы работы в прокуратуре ему не раз  приходилось  бывать
здесь. С начальником аэропорта он был знаком, нужные  прокуратуре  вопросы
тот всегда решал с готовностью и быстро.
     - Там у него полно народу, -  сказала  секретарша.  -  Свои  и  чужие
строители с утра толкутся, полосу  укрепляем  для  приема  тяжелых  машин,
новый багажный  транспортер  монтируем...  Заходите,  вам  же  только  его
резолюция нужна.
     Увидев вошедшего Левина,  хозяин  кабинета  приветственно  улыбнулся,
продолжая заниматься своими делами. Левин приблизился  к  столу,  протянул
отношение. Тут зазвонил телефон, начальник аэропорта, прижав плечом к  уху
трубку, стал разговаривать. Разговор, видно, был какой-то важный,  потому,
что бумагу, поданную Левиным, он пробежал быстрым взглядом, что-то написал
в углу, кивнул Левину, мол, готово...
     Облегченно вздохнув, Левин вышел. Все остальное, как он понимал, дело
техники. Резолюция адресовалась начальнику штаба, в ведении  которого  был
архив. Но того не оказалось на месте. Левин прождал его около часа,  после
чего последовало указание сотруднице, вызванной в кабинет.  Та  с  бумагой
Левина куда-то ушла, не появлялась очень долго. Левин понимал, как она его
проклинает,  разыскивая  документы   четырехмесячной   давности.   Наконец
принесла искомое. Почти полдня  убил  он  на  эту  затею,  и  лишь  минута
потребовалась, чтобы выяснить, что на рейс,  вылетавший  из  Старорецка  в
Алма-Ату 17 апреля, пассажир Тюнен не регистрировался...



                                    14

     Левин забыл ключи - надел  другой  пиджак,  -  и  теперь  топтался  у

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.