Случайный афоризм
Тему не выбирают. В том и состоит секрет шедевра, что тема есть отражение темперамента писателя. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

калькуляторах, куда-то звонили, кто-то звонил им, потом ушли  на  перерыв,
вернулись, а он все сидел.  Плащи  попадались.  Много.  Женские,  мужские,
отечественные,  импортные,  но  -  серые,  бежевые,  коричневые,  голубые.
Несколько темно-синих, однако размер 46-й, 52-й, 54-й...
     В конце дня отупевший, голодный, с пересохшими,  скользкими  от  пыли
пальцами, Михальченко перелопатил все, что лежало перед  ним  на  столе  и
часть квитанций, сваленных на полу.
     Он заметил, что женщины начали собираться домой,  одна  складывала  в
ящик письменного  стола  бумаги,  другая,  глядя  в  зеркальце  пудреницы,
красила губы. Михальченко с наслаждением откинулся на спинку стула.
     - На сегодня хватит? - попытался он улыбнуться...
     Придя домой, он первым делом влез под  душ.  Затем  попросил  у  жены
какой-нибудь крем. Она удивилась:
     - Что это ты? - но все же дала тюбик.
     - Пальцы видишь какие? Сморщились от пыли, - он втирал крем.
     Спал эту ночь  Михальченко  плохо,  снился  ему  какой-то  гигантский
пожар, чьи-то руки швыряли в пламя пачки квитанций...


     Только к вечеру следующего дня Михальченко объявился в бюро.
     - Где ты пропадал? - спросил Левин.
     - Искал плащ по вашим с Остапчуком рекомендациям.
     - Без толку?
     - Да как сказать? - он достал  квитанцию.  -  Что-то  похожее  нашел:
темно-синий. Судя по индексу - импортный, 50-й размер, утепленный, хабэ  с
полистером. Поступил в магазин 20-го августа. Продан на следующий день.
     - Где гарантия, что это наш плащ?
     - Вы еще гарантии хотите!
     - А кто сдал? Фамилия, адрес.
     - Он поступил в магазин анонимно.
     - Что значит "анонимно"? - удивился Левин.
     - Из ломбарда.
     - Сомневаюсь, что это плащ Тюнена.
     - Почему?
     - Что же это, похититель  решил  избавиться  от  вещи  спустя  четыре
месяца? Хранил плащ у себя?
     - Нет. Вещи в ломбарде хранятся три месяца, затем еще льготный месяц.
Лишь потом реализуются через комиссионные.
     - Ты где это все узнал?
     - Прижмет, узнаешь и не такое.
     Их разговор прервал телефонный звонок. Михальченко снял трубку.
     - Откуда? Слушаю вас. Так... Помню, помню. Ну как  же!..  Наше  дело.
Всегда готовы... Сейчас,  одну  минуточку,  -  и  повернувшись  к  Левину,
сказал: - Это директор конного завода. Приехал немец, наш заказчик по делу
Кизе. Когда вы сможете его принять?
     - Если сегодня  пятница,  то,  разумеется,  в  понедельник,  -  после
некоторых раздумий ответил Левин.
     - Хорошо бы раньше.
     - Мне до встречи с ним надо бы повидать еще одного человека. Так  оно
лучше стыкуется, - сказал Левин. Он  конечно  рад  был  бы  встретиться  с
Шоором хоть сейчас, в нем даже  засуетилось  нетерпение:  раз  Шоор  подал
сигнал о своем прибытии и хочет встретиться, значит он  что-то  привез  от
Анерта. Но может быть кое-что даст разговор с Маргаритой Марголиной, о чем
следует  сообщить  Анерту  через  Шоора?  -  Ты  скажи,  обратился  он   к
Михальченко, - что я жду его в понедельник к девяти.
     - Если удобно вашему гостю, то в  понедельник  к  девяти,  -  передал
Михальченко. И, видимо, получив согласие, опустил трубку.
     - Ну что? - спросил Левин.
     - Его тоже устраивает, у них там какие-то свои дела.
     - Вернемся к плащу. Нам нужен ломбард: кто сдал  плащ?  И  хорошо  бы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.