Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

извлек удостоверение и протянул его Иегупову.
     - Входите, - не очень охотно посторонился Иегупов. - Только учтите, я
пришел на перерыв пообедать. А он у меня короткий, - он дал понять, что  к
долгим разговорам не расположен. - За каким вы все-таки  делом?  -  Сильно
припадая на одну ногу, Иегупов прошел к столу.
     Левин  быстро  огляделся.  Однокомнатное  убогое   жилье.   Занавеска
отгораживала раковину и двухконфорную плиту.  Стол,  два  стула,  табурет,
широкая старая деревянная кровать, прикрытая  до  пола  рыжим  одеялом  из
верблюжей шерсти, с  потолка  под  погнутым  зеленым  выгоревшим  колпаком
свисала лампочка, у кровати стояла тумбочка с ночником, а чуть загораживая
единственное окно, боком был приткнут фанерный платяной шкаф.
     Нищенских квартир Левин навидался, и сейчас удивила  не  бедность,  а
сам хозяин: неопрятный и  вроде  беспричинно  злобно  настороженный,  и  -
необычные для такого возраста сильный, не  оплывший  жиром  торс,  крепкие
мускулистые руки.
     - Я по поводу Георга Тюнена, Антон Сергеевич, - сказал Левин.
     - Кого? - как бы не понял Иегупов.
     - Георга Тюнена.
     - А-а... А что?
     - Он гостил у вас в апреле?
     - С чего бы?! Так, иногда раз в год по открыточке писали друг другу.
     - Он собирался к вам. Даже письмо написал до востребования. Но вы его
не получили.
     - Мало ли что собирался... А письма я не получил. Кто ж знал, что  он
напишет до востребования.
     - Мы разыскиваем его, - сказал Левин. - В Старорецк  он  прилетел.  А
вот куда подевался дальше...
     - Может, еще у каких знакомых. Он ведь из этих мест.
     - У каких знакомых?
     - Это уж ему известно... А что стряслось-то?
     - Исчез он, не вернулся в Энбекталды.
     - Ничего такого не знаю... Тут я не свидетель... - в глазах  Иегупова
колыхнулось смятение.
     Левина удивила поспешность ответа  -  все-таки,  судя  по  содержанию
письма, приятели.
     Опустив руку в карман пиджака,  где  лежало  невостребованное  письмо
Тюнена, Левин извлек из конверта фотографию троих  мужчин,  и  почти  теми
словами, с какими Тюнен обращался в письме к Иегупову, спросил  протягивая
снимок:
     -  Антон  Сергеевич,  нет  ли  среди  этих  людей  вашего  отца?  Или
какого-нибудь другого родственника?
     Глянув мельком, Иегупов ответил:
     - Нет тут отца. И родственников нет, - он  прошел  к  шкафу,  открыл,
долго рылся, вернулся с пожелтевшим газетным  пакетом  и  развернув,  стал
копаться в бумажках. - Вот  мой  отец,  -  протянул  он  Левину  старинную
фотографию на плотном картоне.
     С коричневого поблекшего снимка смотрел молодой человек  с  аккуратно
подстриженными усиками и идеально  ровным  пробором  в  гладко  зачесанных
волосах. Внизу на  паспарту  золотом  оттиснуто:  "Фотографiя  С.Иегупова.
Старорецкъ.   Рядом    с    городской    управой.    Большая    Успенская,
д.Новогрудцевыхъ. Негативы сохраняются. Увеличенiе портретовъ до желаемого
размера".
     - Ваш отец был владельцем фотосалона? - спросил Левин.
     - Да. Он умер в восемнадцатом году от тифа. Мне было  четыре  месяца.
Тетка воспитала. А это его кто-то сфотографировал.
     Какое-то время оба молчали. Иегупов убирал со стола.
     - У вас капремонт был? - спросил Левин,  обводя  взглядом  потолок  и
стены.
     - Да.
     - Долго?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.