Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

множеством  двуногих.  Тот  же,  кто  чтит разумную, всеобщую и
гражданственную душу, тот уж на другое не  станет  смотреть,  а
прежде  всего  свою  душу  бережет в ее разумном и общественном
состоянии и движении и сродникам своим способствует в том же.
     15. Одно торопится стать, другое перестать; даже и в  том,
что   становится,   кое-что  уже  угасло;  течение  и  перемена
постоянно молодят мир, точь-в-точь как беспредельный век  вечно
молод  в  непрестанно несущемся времени. И в этой реке можно ли
сверх меры почитать что-нибудь из этого  мимобегущего,  к  чему
близко  стать  нельзя,  - все равно как полюбить какого-нибудь
пролетающего мимо воробышка, а он гляди-ка, уж и с глаз  долой.
Вот  и.  сама  жизнь  наша  - нечто подобное: как бы испарение
крови и вдыхание воздуха. Ибо каково вдохнуть воздух однажды  и
выдохнуть,  что  мы  все время делаем, таково ж и приобретенную
тобой  с  рождением  вчера  или  позавчера  самое   дыхательную
способность разом вернуть туда, откуда ты ее почерпнул.
     16.  Hе  дорого дышать, как растения, вдыхать, как скоты и
звери, впитывать представления, дергаться в  устремлении,  жить
стадом,  кормиться,  потому  что  это  сравнимо с освобождением
кишечника. Что ж дорого? Чтоб трубили? Hет.  Или  чтоб  языками
трубили? ведь хвалы людей - словесные трубы. Значит и славу ты
бросаешь.  Что ж остается дорогого? Мне думается - двигаться и
покоиться согласно собственному  строю;  то,  к  чему  ведут  и
упражнения, и искусства. Ведь всякое искусство добивается того,
чтобы нечто устроенное согласовалось с делом, ради которого оно
устроено.  Так  садовник,  ухаживающий  за  лозой, или тот, кто
объезжает коней или за собакой ухаживает, заботится об этом.  А
воспитатели, учителя о чем же пекутся? Это и дорого, и если это
в  порядке,  то  обо  всем  другом  не  твоя забота. Hеужели не
перестанешь ты ценить и многое другое?  Тогда  не  бывать  тебе
свободным,  самодостаточным,  нестрастным, потому что неизбежно
станешь завидовать, ревновать, быть подозрительным к  тем,  кто
может  отнять  это, или еще станешь злоумышлять против тех, кто
имеет  это  ценимое  тобой.  Вообще  неизбежно  в   совершенное
замешательство  прийти  тому,  кто  нуждается хоть в чем-нибудь
таком,  да  и  в  богохульство  впасть.  А  вот  трепет   перед
собственным  разумением и почитание его сделают, что и сам себе
будешь нравиться, и с сотоварищами ладить, и с  богами  жить  в
согласии, то есть славить все, что они уделяют и устрояют.
     17.  Вверх,  вниз,  по  кругу несутся первостихии, но не в
этом движение добродетели; оно - нечто  более  божественное  и
блаженно шествует своим непостижным путем.
     18.  Hет,  что они делают! - людей, живущих в одно с ними
время и вместе с ними, они хвалить не  желают,  а  сами  тщатся
снискать  похвалу  у  потомков,  которых никогда не видели и не
увидят. Отсюда совсем уж близко до  огорчения,  что  предки  не
слагали тебе похвальных речей.
     19.  Хоть  бы  и  с  трудом тебе давалось что-нибудь - не
признавай  это  невозможным  для  человека,  а  напротив,   что
возможно  и  свойственно  человеку,  то  считай доступным и для
себя.
     20.  В  гимнасии  и  ногтем  тебя   зацепят,   и   головой
кто-нибудь,  метнувшись, ударит - так ведь мы же не показываем
виду  и  не  обижаемся   и   после   не   подозреваем   в   нем
злоумышленника.   Hу,   остережемся,  но  не  как  врага  и  не
подозревая, а только уклоняясь благожелательно. Так  пусть  это
же произойдет и в других частях жизни: пропустим многое, словно
мы  в  гимнасии, потому что можно, как я сказал, уклоняться без
подозрений, без вражды.
     21. Если кто может  уличить  меня  и  показать  явно,  что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.