Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неверно  я что-нибудь понимаю или делаю, переменюсь с радостью.
Я же правды ищу, которая  никому  никогда  не  вредила;  вредит
себе, кто коснеет во лжи и неведении.
     22.  А  я  делаю,  что  надлежит,  прочее меня не трогает,
потому  что  это  либо  бездушное,  либо   бессловесное,   либо
заблудшее и не знающее пути.
     23.  С существами неразумными и вообще вещами и предметами
обходись уверенно и свободно, как тот, кто имеет разум, с теми,
что разума не имеют. С  людьми  же  обходись,  как  с  имеющими
разум,  -  общественно. Во всем призывай богов. И безразлично,
сколько воемени ты будешь это делать, потому что  достаточно  и
трех часов таких.
     24.  Александр  Македонский  и погонщик его мулов умерли и
стали одно и то же - либо приняты в тот же осеменяющий  разум.
либо одинаково распались на атомы.
     25.   Поразмысли-ка,   сколько   телесного   и   душевного
происходит сразу в каждом из нас в малое  мгновение.  Тогда  не
станешь  удивляться,  как  в  том  едином  и  всецелом,  что мы
называем мир, вмещается сразу еще много больше, а  вернее  все,
что происходит.
     26.  Если  кто  поставит  тебе  вопрос,  как  пишется  имя
АHТОHИH, неужели ты будешь произносить каждую букву с  натугой?
Hу  а  станет  сердиться,  так  рассердишься  и  ты?  Разве  не
перечислишь тихо все  знаки  поочередно?  Точно  так  и  здесь:
помни,  что  всякое  надлежащее слагается из определенных числ.
Это имей в виду и не смущайся, на негодующих не негодуй,  четко
исполняй свое задание.
     27.  Как же это свирепо - не позволять людям устремляться
к тому, что кажется им  естественным  и  полезным!  А  ведь  ты
некоторым  образом не позволяешь им это, когда негодуешь на то,
что они заблуждаются. Они-то кидаются на это, конечно  же,  как
на  естественное  и  полезное. - Так ведь не так это! - Тогда
учи и показывай, не сердясь.
     28.  Смерть  -  роздых  от  чувственных  впечатлений,  от
дергающих устремлений, от череды мыслей и служения плоти.
     29.  Постыдно,  чтоб  в  той жизни, в которой тело тебе не
отказывает, душа отказывала бы тебе раньше.
     30. Гляди, не оцезарись, не пропитайся порфирой -  бывает
такое.  Береги себя простым, достойным, неиспорченным, строгим,
прямым, другом справедливости, благочестивым, доброжелательным,
приветливым, крепким  на  всякое  подобающее  дело.  Вступай  в
борьбу,  чтобы  оставаться  таким,  каким пожелало тебя сделать
принятое тобой учение. Чти богов, людей храни.  Жизнь  коротка;
один  плод  земного существования - праведный душевный склад и
дела на общую пользу. Во всем ученик Антонина: это  его  благое
напряжение  в том, что предпринимается разумно, эта ровность во
всем,  чистота,  ясность  лица,  ласковость,   нетщеславие,   а
честолюбие тогда, когда речь шла о постижении в делах; и как он
вообще  ничего  не  оставлял,  пока  не  рассмотрит дело вполне
хорошо  и  ясно;  и  как  без   порицания   сносил   тех,   кто
несправедливо его порицал; как не спешил никуда и как не слышал
клевет;  и  какой старательный был наблюдатель нравов и людских
дел, а не хулитель  их;  не  пугливый,  не  подозрительный,  не
мудрствующий;  и сколь немногим довольствовался, будь то жилье,
постель, одежда,  еда  или  прислуга;  и  как  трудолюбив,  как
вынослив;  до  вечера  он  на скудном столе и даже испражняться
имел обыкновение не  иначе,  как  в  заведенное  время;  а  эта
прочность  и  неизменность  в  дружбе  и  терпимость к тем, кто
открыто выступал против его решений, и радость, если кто укажет
лучшее; и как был благочестив без суеверия. Встретить  бы  тебе

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.