Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

уклонись, и все. Hе приговаривай: и зачем  это  только  явилось
такое  на  свет?  Потому  что  посмеется  над тобой вникающий в
природу человек, как посмеются плотник и скорняк, если  осудишь
их  за  то,  что  у  них  в  мастерской видны стружки и обрезки
изделий. Так ведь у них же есть хоть, куда выбросить это,  а  у
всеобщей  природы  ничего нет вне ее, и в том-то удивительность
ремесла, что определив себе границы, она  преобразует  в  самое
себя все, что кажется изнутри гибнущим, устаревающим, ни на что
не  годным,  а затем прямо из этого делает другое, молодое, так
что не  надобно  ей  запаса  извне,  не  нужно  и  места,  куда
выбросить хлам. Она, значит, довольствуется своим местом, своим
материалом и собственным своим ремеслом.
     51.  И  в делах не теряться, и в речах не растекаться, и в
представлениях не блуждать, душе не сжиматься вдруг или  же  из
себя выскакивать; и в жизни досуга не потерять.
     Убивают,  терзают,  травят  проклятиями.  Hу и что это для
чистоты, рассудительности, здравости  и  справедливости  мысли?
Как  если  бы  кто  стоял у прозрачного, сладостного родника, и
начал его поносить. Уже  и  нельзя  будет  пить  источаемую  им
влагу?  Да  пусть  он  бросит  туда  грязь, а то и хуже - вода
быстро  рассеет  все  это,  размоет  и  ни  за  что   этим   не
пропитается.  Как  бы  и  тебе  не  колодцем  быть, а таким вот
родником?! - Если всякий час будешь соблюдать благородство  -
доброжелательное, цельное, скромное.
     52.  Кто  не знает, что такое мир, не знает, где он сам. А
кто не знает, для чего он рожден, не знает, ни кто он,  ни  что
такое мир. А кто опустит что-нибудь из этого, не скажет и того,
для чего сам он родился. Так кем же, скажи, представляется тебе
тот,  кто  избегает  или гонится за шумом похвал от тех, кто не
знает, ни где они, ни кто такие?
     53. Хочешь ты, чтобы тебя хвалил человек, который за  один
час  трижды  себя обругает? хочешь нравиться тому, кто сам себе
не нравится? Или нравится себе тот, кто раскаивается  почти  во
всем, что делает?
     54.  Как дыхание соединяет тебя с окружающим воздухом, так
пусть разумение соединяет с окружающим все разумным, потому что
разумная сила разлита повсюду и  доступна  тому,  кто  способен
глотнуть  ее,  не  менее,  чем  воздушное  доступно  тому,  кто
способен дышать.
     55. Порок вообще миру никак не вредит, а в частности никак
другому не  вредит,  и  вреден  только  тому,  кому  вверено  и
удалиться от него, чуть только он этого пожелает.
     56.  Для моей воли воля ближнего столь же безразлична, как
тело его и дыханье. Ибо хотя мы явились на  свет  прежде  всего
друг  ради друга, однако ведущее каждого само за себя в ответе.
Иначе порок ближнего был бы злом для меня,  а  не  угодно  было
богу,  чтобы  я  мог  быть  несчастлив от кого-либо, кроме себя
самого.
     57. Солнце,  кажется,  излилось  и  прямо  залило  все,  а
все-таки  не  вылилось.  Ибо  излияние это есть напряжение. Вот
сияние его и называется лучи -  то,  что  послано  напряженным
луком.  А что за вещь луч, ты можешь увидеть, если рассмотришь,
как солнечный свет проникает сквозь  узкую  щель  в  затененный
дом:   вообще   он  держится  прямо  и  как  бы  разделяется  у
встреченного  им  плотного,  отгородившего  находящийся   далее
воздух;  здесь  луч  останавливается,  но  не поскользнется, не
упадет. Точно так должно  литься  и  изливаться  разумение,  не
проливаясь,  а  в  напряжении;  не обрушиваться насильственно и
резко на всякое препятствие и не упадать, а стоять, освещая то,
что его принимает. Ведь само же себя лишит сияния  то,  что  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.