Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     17. Срок человеческой жизни - точка; естество -  текуче;
ощущения  -  темны,  соединение целого тела - тленно; душа -
юла, судьба - непостижима, слава  -  непредсказуема.  Сказать
короче:  река  -  все телесное. слепота и сон - все душевное;
жизнь - война и пребывание  на  чужбине,  а  память  после  -
забвение.   Тогда   что  способно  сопутствовать  нам?  Одно  и
единственное - философия. Она в том, чтобы беречь от глумления
и от терзаний поселенного внутри гения  -  того,  что  сильнее
наслаждения  и  боли,  ничего не делает произвольно или лживо и
притворно, не нуждается в том, чтобы другой  сделал  что-нибудь
или  не  сделал; и который приемлет, что случается или уделено,
ибо оно  идет  откуда-то,  откуда  он  сам;  который,  наконец,
ожидает  смерти  в  кротости разумения, видя в ней не что иное,
как распад первостихий, из которых  составляется  всякое  живое
существо.  Ведь  если  для самих первостихий ничего страшного в
том, чтобы вечно превращаться во что-то другое, для чего  тогда
нам  коситься на превращение и распад всего? Оно же по природе,
а что по природе - не зло.

ТРЕТЬЯ КHИГА

     Писано в Карнунте.
     1. Высчитывать не только, как с каждым днем растрачивается
жизнь и остается все меньшая часть ее, - и  то  высчитай,  что
проживи  человек дольше, неизвестно, достанет ли у него силы-то
ума для понимания вещей и того умозрения, которое заботится  об
искушенности  в  божественном  и  человеческом.  Ведь начнет же
дуреть: дышать, кормиться,  представлять,  устремляться  и  все
такое   будет  без  недостатка,  а  вот  располагать  собой,  в
надлежащее   по   всем   числам   вникать,   первопредставления
расчленять  и  следить  за  тем,  не пора ли уже уводить себя и
прочее, что нуждается  в  разумной  мощи,  -  это  все  раньше
угасает. Значит должно нам спешить не оттого только, что смерть
становится  все  ближе,  но  и  оттого,  что  понимание вещей и
сознание кончаются еще раньше.
     2.  Следует   примечать   и   в   том,   что   сопутствует
происходящему  по  природе, некую прелесть и привлекательность.
Пекут, скажем, хлеб, и потрескались кое-где края  -  так  ведь
эти  бугры,  хоть  несколько и противоречащие искусству пекаря,
тем не менее чем-то хороши и особенно возбуждают к еде. Или вот
смоквы лопаются как раз тогда, когда  переспели;  у  перезрелых
маслин  самая  близость  к  гниению  добавляет  плодам какую-то
особенную красоту. Так и колосья, гнущиеся к земле,  сморщенная
морда  льва, пена из кабаньей пасти и многое другое, что далеко
от привлекательности, если рассматривать его отдельно, однако в
сопутствии с тем, что по природе, вносит еще более лада и  душу
увлекает;  поэтому  кто  чувствует  и вдумывается поглубже, что
происходит в мировом целом, тот вряд ли хоть  в  чем-нибудь  из
сопутствующего  природе  не  найдет,  что  оно  как-то  приятно
слажено. Он и на подлинные звериные пасти станет смотреть с тем
же наслаждением, как и на те, что  выставляются  живописцами  и
ваятелями  как  подражание;  своими здравомысленными глазами он
сумеет увидеть красоту и некий расцвет у старухи или старика, и
притягательность новорожденного; ему встретится  много  такого,
что  внятно не всякому, а только тому, кто от души расположен к
природе и ее делам.
     3. Гиппократ, излечивший много болезней, заболел  и  умер.
Халдеимногим  предрекли  смерть,  а  потом  их  самих взял рок.
Александр,  Помпеи,  Гай  Цезарь,  столько  раз  до   основания
изничтожавшие  города,  сразившие  в бою десятки тысяч конных и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.