Случайный афоризм
Писатель существует только тогда, когда тверды его убеждения. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

семьями, а кому писать, кому челом бить? Стучи, стучи - не достучишься.
Пальто высилось над полями и рощами, как элеватор, воротник мелкими
кольцами в облаках, и вот я иду на примерку.
  А посередь поля - баран неохолощенный, огромный, товарный, товарный... А
вы идите, господин-товарищ, как бы стороной, как бы между прочим.
  Так и иду, баран только землю роет, спасибо, люди добрые. Вот пальто, а в
пальте дверь, а в дверях ФефЯлов Андрон Лукич.
  -  Вам куда, гражданин хороший?
  -  А на примерку, Андрон Лукич.
  - Хоть я и Лукич, а ты мене не тычь. Примерки, гражданин, больше не
будет. В вашем пальте давно уже краеведческий музей. Извольте за гривенник
полюбопытствовать экспонатом. Етта баран товарный, мутон натуральный, етта
диаграмма качественная с абциссом и ординатом, а етта старичок маринованный
в банке, ни богу свечка, ни черту кочерга - узнаете?
  С ужасом, с воем выпрыгнул из кармана, плюхнулся в траву.
  - Иде ж ты, иде ж ты, заступница моя родная? Иде ж ты, Юриспруденция,
дева чистая, мятная, неподкупная?
  Шевелились травы росные, скрыл был большой, как будто под тяжелыми
шагами.

                            Второй сон педагога
                       Ирины Валентиновны Селезневой

  Ирина Валентиновна в эту ночь снов не видела.

                             Второй сон моряка
                              Шустикова Глеба

  Шустиков Глеб в эту ночь снов не видел.

  Вскоре над городом Мышкин взошло радостное солнце, и все наши
путешественники проснулись счастливыми. Володя Телескопов включил мотор,
поднял крышку капота и стал на работающий мотор смотреть. Он очень любил
смотреть на работающие механизмы. Иногда остановится где-нибудь и смотрит
на работающий механизм, смотрит. на него несколько минут, все в нем
понимает, улыбается тихо, без всякого шухера, и отходит счастливый, будто
помылся теплой и чистой водой.
  Вадим Афанасьевич тем временем бочкотару ублажал мылом и мочалкой,
задавал ей утренний туалет, тер до блеска ее коричневые бока, а она
нежилась и кряхтела под солнечными лучами и мыльной водой, давно ей уж не
было так хорошо, и Вадиму Афанасьевичу давно так хорошо не было. Ему всегда
было в общем-то неплохо, всегда было организованно и ровно, но так хорошо,
как сейчас, ему не было, пожалуй, с детства.
  Вернулся от кумы старик Моченкин, стоял в стороне хмурый, строго
наблюдал. Трудно сказать, почему он не отправился в Коряжск рейсовым
автобусом. Может быть, из соображений экономии, ведь он решил заплатить
Телескопову за все художества не больше пятнадцати .копеек, а может быть, и
он, так же как другие пассажиры, чувствовал уже какую-то внутреннюю связь с
этой полуторкой, с чумазым баламутом Телескоповым, с распроклятой
бочкотарой, такой нервной и нежной.
  Ирина Валентиновна тем временем сервировала в палисаднике завтрак, яйца и
картошку, а верный ее друг Шустиков Глеб резал огурцы.
  - Прошу к столу, товарищи!-пригласила счастливым голосом Ирина
Валентиновна, и все сели завтракать, не исключая, разумеется, и старика
Моченкина, который хоть и подзаправился у кумы, но упустить лишний случай
пожировать на дармовщинку, конечно же, не мог. Сушку свою он опять вынул и
положил на стол ближе к локтю.
  Путешественники уже кончали завтрак, когда с улицы из-за штакетника
прилетел милый голосок:
  -  Приятного вам аппетита, граждане хорошие!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.