Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

семьями, а кому писать, кому челом бить? Стучи, стучи - не достучишься.
Пальто высилось над полями и рощами, как элеватор, воротник мелкими
кольцами в облаках, и вот я иду на примерку.
  А посередь поля - баран неохолощенный, огромный, товарный, товарный... А
вы идите, господин-товарищ, как бы стороной, как бы между прочим.
  Так и иду, баран только землю роет, спасибо, люди добрые. Вот пальто, а в
пальте дверь, а в дверях ФефЯлов Андрон Лукич.
  -  Вам куда, гражданин хороший?
  -  А на примерку, Андрон Лукич.
  - Хоть я и Лукич, а ты мене не тычь. Примерки, гражданин, больше не
будет. В вашем пальте давно уже краеведческий музей. Извольте за гривенник
полюбопытствовать экспонатом. Етта баран товарный, мутон натуральный, етта
диаграмма качественная с абциссом и ординатом, а етта старичок маринованный
в банке, ни богу свечка, ни черту кочерга - узнаете?
  С ужасом, с воем выпрыгнул из кармана, плюхнулся в траву.
  - Иде ж ты, иде ж ты, заступница моя родная? Иде ж ты, Юриспруденция,
дева чистая, мятная, неподкупная?
  Шевелились травы росные, скрыл был большой, как будто под тяжелыми
шагами.

                            Второй сон педагога
                       Ирины Валентиновны Селезневой

  Ирина Валентиновна в эту ночь снов не видела.

                             Второй сон моряка
                              Шустикова Глеба

  Шустиков Глеб в эту ночь снов не видел.

  Вскоре над городом Мышкин взошло радостное солнце, и все наши
путешественники проснулись счастливыми. Володя Телескопов включил мотор,
поднял крышку капота и стал на работающий мотор смотреть. Он очень любил
смотреть на работающие механизмы. Иногда остановится где-нибудь и смотрит
на работающий механизм, смотрит. на него несколько минут, все в нем
понимает, улыбается тихо, без всякого шухера, и отходит счастливый, будто
помылся теплой и чистой водой.
  Вадим Афанасьевич тем временем бочкотару ублажал мылом и мочалкой,
задавал ей утренний туалет, тер до блеска ее коричневые бока, а она
нежилась и кряхтела под солнечными лучами и мыльной водой, давно ей уж не
было так хорошо, и Вадиму Афанасьевичу давно так хорошо не было. Ему всегда
было в общем-то неплохо, всегда было организованно и ровно, но так хорошо,
как сейчас, ему не было, пожалуй, с детства.
  Вернулся от кумы старик Моченкин, стоял в стороне хмурый, строго
наблюдал. Трудно сказать, почему он не отправился в Коряжск рейсовым
автобусом. Может быть, из соображений экономии, ведь он решил заплатить
Телескопову за все художества не больше пятнадцати .копеек, а может быть, и
он, так же как другие пассажиры, чувствовал уже какую-то внутреннюю связь с
этой полуторкой, с чумазым баламутом Телескоповым, с распроклятой
бочкотарой, такой нервной и нежной.
  Ирина Валентиновна тем временем сервировала в палисаднике завтрак, яйца и
картошку, а верный ее друг Шустиков Глеб резал огурцы.
  - Прошу к столу, товарищи!-пригласила счастливым голосом Ирина
Валентиновна, и все сели завтракать, не исключая, разумеется, и старика
Моченкина, который хоть и подзаправился у кумы, но упустить лишний случай
пожировать на дармовщинку, конечно же, не мог. Сушку свою он опять вынул и
положил на стол ближе к локтю.
  Путешественники уже кончали завтрак, когда с улицы из-за штакетника
прилетел милый голосок:
  -  Приятного вам аппетита, граждане хорошие!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.