Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

  За забором стояла миловидная старушка в плюшевом аккуратном жакете, с
сундучком, узелком и сачком, какими дети ловят бабочек.
  - Здравствуйте,-сказала она и низко поклонилась, - Не вы ли, граждане,
бочкотару в Коряжск транспортируете?
  - Мы, бабка! - гаркнул Володя.- А тебе чего до нашей бочкотары?
  - А як вам в попутчицы прошусь, милок. Кто у вас старшой в команде?
  Путешественники весело переглянулись: они и не знали, что они "команда".
  Старик Моченкин крякнул было, стряхнул крошки с пестрядинового пиджака,
приосанился, но Шустиков Глеб, подмигнув своей подруге, сказал:
  - У нас, мамаша, начальства тут нет. Мы, мамаша, просто люди разных
взглядов и разных профессий, добровольно объединились на почве любви и
уважения к нашей бочкотаре, А вы куда следуете, пожилая любезная мамаша?
  - В командировку, сыночек, еду в город Хвеодосию. Институт меня
направляет в крымскую степь для отлова фотоплексируса.
  - Это жука, что ль, рогатого, бабка? - крикнул Володя,
  - Его, сынок. Очень трудный он для отлова, этот батюшка фотоплексирус,
вот меня и направляют.
  Оказалось, что Степанида Ефимовна (так звали старушку) вот уже пять лет
является лаборантом одного московского научного института и получает от
института ежемесячную зарплату сорок целковых плюс премиальные.
  - Я для них, батеньки мои, кузнецов ловлю полевых, стрекоз, бабочек,
личинок всяких, а особливо уважают тутового шелкопряда, - напевно
рассказывала она. - Очень они мною довольные и потому посылают в крымскую
степь для отлова фотоплексируса, жука рогатого, неуловимого, а науке
нужного.
  - Ты только подумай, Глеб, - сказала Ирина Валентиновна. - Такая
обыкновенная, скромная бабушка, а служит науке! Давай и мы посвятим себя
науке, Глеб, отдадим ей себя до конца, без остатка...
  Ирина Валентиновна сдержанно запылала, чуть-чуть задрожала от
вдохновения, и Глеб обнял ее за плечи.
  - Хорошая идея, Иринка, и мы воплотим ее в жизнь.
  - Все-таки это странно, Володя,- зашептал Вадим Афанасьевич Телескопову.-
Вы заметили, что они уже перешли на ты? Поистине, темпы космические. И
потом эта старушка... Неужели она действительно будет ловить
фотоплексируса? Как странен мир...
  - А ничего странного, Вадим,- сказал Володя.- Глеб с училкой вчера в
березовую рощу ходили. А бабка жука поймает, будь спок. У меня глаз
наметенный, изловит бабка фотоплексируса.
  Старик Моченкин молчал, потрясенный и уязвленный рассказом Степаниды
Ефимовны. Как же это так получается, други-товарищи? О нем, о крупном
специалисте по инсектам, отдавшем столько лет борьбе с колорадским жуком, о
грамотном, политически подкованном человеке, даже и не вспомнили в научном
институте, а бабка Степанида, которой только лебеду полоть, пожалуйте -
лаборант. Не берегут кадры, разбазаривают ценную кадру, материально не
заинтересовывают, душат инициативу. Допляшутся губители народной копейки!
  - Залезайте, ребята, поехали! - закричал Володя. - Залезай и ты, бабка, -
сказал он Степаниде Ефимовне, - да будь поосторожней с нашей бочкотарой.
  - Ай, батеньки, а бочкотара-то у вас какая вальяжная, симпатичная да
благолепная, - запела Степанида Ефимовна, - ну чисто купчиха какая, чисто
явсиха сытая, а весела-а-я-то, тятеньки...
  Все тут же полюбили старушку-лаборанта за ее такое отношение к бочкотаре,
даже старик Моченкин неожиданно для себя смягчился.
  Залезли все в свои ячейки, тронулись, поплыли по горбатым улицам города
Мышкин.
  - Сейчас на площадь заедем, Ваньку Кулаченко подцепим, - сказал Володя.
  Но ни Вани Кулаченко, ни аэроплана на площади не оказалось. Уже парил
пилот Кулаченко в голубом небе, уже парил на своей надежной машине с
солнечными любовными бликами на несущих плоскостях. Выходит, починил уже
Ваня свою верную машину и снова полетел на ней удобрять матушку-планету.
  Уже на выезде из города путешественники увидели пикирующий прямо на них

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.