Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

биплан. Точно сманеврировал на этот раз пилот Кулаченко и точно бросил
прямо в ячейку Ирины Валентиновны букет небесных одуванчиков.
  - Выбрось немедленно! - приказал ей Шустиков Глеб и поднял к небу глаза,
похожие на спаренную эенитную установку.
  "Эх, - подумал он, - жаль, не поговорил я с этим летуном на отвлеченные
литературные темы!"
  К тому же заметил Глеб, что вроде колбасится за ними по дороге
распроклятая Романтика, а может, это была просто пыль. Очень он
заволновался вдруг за свою любовь, тряхнул внутренним железом,
сгруппировался.
  -  Выбросила или нет?
  - Да ой, Глеб! - досадливо воскликнула Ирина Валентиновна. - Давно уже
выбросила.
  На самом деле она спрятала один небесный одуванчик в укромном месте да
еще и посылала украдкой взоры вслед улетевшему, превратившемуся уже и точку
самолету, вдохновляла его мотор. Какая женщина не оставит у себя памяти о
таком волнующем эпизоде в ее жизни?
  Итак, они снова поехали вдоль тихих полей и шуршащих рощ. Володя
Телескопов гнал сильно, на дорогу не глядел, сворачивал на развилках с
ходу, особенно не задумываясь о правильности направления, сосал леденцы,
тягал у Вадима Афанасьевича из кармана табачок "Кепстен", крутил цигарки,
рассказывал другу-попутчику байки из своей увлекательной жизни,
  - В то лето Вадюха я ассистентом работал в кинокартине Вечно пылающий
юго-запад законная кинокартина из заграничной жизни приехали озеро голубое
горы белые мама родная завод стоит шампанское качает на экспорт аппетитный
запах все бухие посудницы в столовке не поверишь поют рвань всякая
шампанским полуфабрикатом прохлаждается взяли с Вовиком Дьяченко кителя из
реквизита ментели головные уборы отвалили по-французски разговариваем
гули-мули и утром в среду значит Бушканец Нина Николаевна турнула меня из
экспедиции Вовика товарищеский суд оправдал а я дегустатором на завод
устроился они же ко мне и ходили бобики а я в художественной
самодеятельности дух бродяжный ты все реже реже рванул главбух плакал
честно устал я там Вадик.
  Вадим же Афанасьевич, ничему уже не удивляясь, посасывал свою трубочку, в
элегическом настроении поглядывал на поля, на рощи, послушивал скрип
любезной своей бочкотары и даже слова не сказал своему другу, когда
заметил, что проскочили они поворот на Коряжск.
  Старик Моченкин тоже самое - разнежился, накапливая аргументацию, ослаб в
своей ячейке, вкушая ноздрями милый сердцу слабый запах огуречного рассола
пополам с пивом, и лишь иногда, спохватываясь, злил себя,- а вот пойду в
облеобес, как хва-ачу, да как, - но тут же опять расслаблялся.
  Степанида Ефимовна в своей ячейке устроилась домовито, постелила шаль и
сейчас дремала под розовым флажком своего сачка, дремала мирно, уютно, лишь
временами в ужасе вскакивая, выпучивая голубые глазки: "Окстись, окстись,
проклятущий!" - мелко крестилась и дрожала.
  - Ты чего, мамаша, паникуешь? - сердито прикрикнул на нее разок Шустиков
Глеб.
  - Игреца увидела, милок. Игрец привиделся, извините, - смутилась
Степанида Ефимовна и затухла, как мышка.
  Так они и ехали в ячейках бочкотары, каждый в своей.
  Однажды на косогоре у обочины дороги путешественники увидели старичка с
поднятым пальцем, Палец был огромен, извилист и коряв, как сучок. Володя
притормозил, посмотрел на старичка из кабины.
  Старичок слабо стонал,
  -  Ты чего, дедуля, стонаешь? - спросил Володя.
  - Да вишь как палец-то раздуло, - ответил старичок.- Десять ден назад
собираю я, добрые люди, груздя в бору, и подвернись тут гад темно-зеленый,
Ентот гад мене в палец и клюнул, зашипел и ушел. Десять ден не сплю...
  - Ну, дед, поел ты груздей! - вдруг дико захохотал Володя Телескопов, как
будто ничего смешнее этой истории в жизни не слыхал.- Порубал ты, дедуля,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.