Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вглядывалась в румяное лицо, в игривые глазки молодого офицера, шептала;
  - Нет, не тот. Федот, да не тот. Ой, не тот, батюшки!
  Вадим Афанасьевич очнулся. Над ним кружили звезды, уже не гусятинские, а
настоящие.
  "Как это похоже на обыкновенное звездное небо! - подумал Вадим
Афанасьевич.-Я всегда думал, что за той страшной гранью все будет совсем
иначе, никаких звезд и ничего, что было, однако вот - звезды, и вот,
однако, трубка".
  В звездном небе над Вадимом Афанасьевичем пронеслось что-то дикое,
косматое, гаркнуло:
  -  Вадик, накатался.
  Встрепенувшись, Вадим Афанасьевич увидел уносящегося по орбите
Телескопова. Володя стоял в своей кабине, размахивая знакомой бутылкой с
размочалившейся затычкой.
  "Или я снова здесь, или он уже там, то есть здесь, а я не там, а здесь, в
смысле там, а мы вдвоем там о смысле здесь, а не там, то есть не
здесь",-сложно подумал Вадим Афанасьевич и догадался неконец глянуть вниз,
  Неподалеку от стальной ноги аттракциона он увидел грузовичок, а в нем
любезную свою, слегка обиженную, удрученную странным одиночеством
бочкотару.
  "Ура! - подумал Вадим Афанасьевич,- Раз она здесь, значит, и я здесь, а
не там, то есть... ну, да ладно",- и сердце его сжалось от обыкновенного
земного волнения,
  - Вадим, накатался? - неожиданно снизу заорал Телескопов. - Айда в
шахматы играть! Эй, вырубай мотор, дитя природы!
  Охламон, теперь уж в строгом вечернем костюме, причесанный на косой
пробор, стоял внизу.
  - Сбросьте рублики, еще покатаю! - крикнул он.
  - Слышишь, Вадим? - крикнул Володька.- Какие будут предложения?
  - Пожалуй, на сегодня хватит! - собрав все силы, крикнул Вадим
Афанасьевич.
  Аттракцион, испустив чудовищный, скрежещущий вой, подобный смертному
крику последнего на земле ящера, остановился, теперь уже навсегда.
  Вадим Афанасьевич, прижатый к полу кабины, снова потерял сознание, но на
этот раз ненадолго. Очнувшись, он вышел из аттракциона, почистился, закурил
трубочку, закинул голову...

  О, весна без конца и без края, без конца и без края мечта...
  А ведь, если бы не было всего этого ужаса, этого страшного аттракциона, я
не ощутил бы вновь с такой остротой прелесть жизни, ее вечную весну...
  И зашагал к грузовику. Бочкотара, когда он подошел и положил ей руку на
бочок, взволнованно закурлыкала.
  Володя Телескопов тем временем на косых ногах направился к шахматистам,
которых набралось на лавочке не менее десятка.
  - Фишеры!-кричал он.-Петросяны! Тиграны! Играть не умеете! В миттельшпиле
ни бум-бум, в эндшпиле, как куры в навозе! Я сверху-то все видел! Не имеете
права в мудрую игру играть!
  Он пошел вдоль лавки, смахивая фигуры в пыль, Шахматисты вскакивали и
махали руками, апеллируя к старшему, хитроватому плотному мужчине в
полосатой пижаме и зеленой велюровой шляпе, изпод которой свисала газета
"Известия", защищая затылок и шею от солнца, мух и прочих вредных влияний,
  - Виктор Ильич, что же это получается?! - кричали шахматисты.- Приходят,
сбрасывают фигуры, оскорбляют именами, что прикажете делать?
  - Надо подчинитьоя,- негромко сказал шахматистам мужчина в пижаме и
жестом пригласил Володю к доске.
  - Эге, дядя, ты, оидать, сыграть со мной хочешь! - захохотал Володя.
  - Не ошиблись, молодой человек,- проговорил человек в пижаме, и в голосе
его отдаленно прозвучали интонации человека не простого, а власть имущего.
  Володя при всей своей малохольности интонацию эту знакомую все-таки
уловил, что-то у него внутри екнуло, но, храбрясь и петушась, а главное,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.