Случайный афоризм
Главное в модном писателе то, что он модный, а не то, что он писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тяжелый труд, а не погоня за сенсациями. А разве это так уж несомненно?  А
вдруг археология - это именно погоня за сенсациями, вдруг это ее существо?
Главные находки - это такие,  которые  помогают  человеку  познать  самого
себя. Разве не так? А разве это  не  сенсация?  А  потом  вы  подросли,  и
обезьяний инстинкт подражания заставил  вас  отказаться  от  самого  себя.
Археология - тяжелый труд! А зачем  этот  труд,  если  он  не  приводит  к
сенсациям, то есть  к  находкам,  потрясающим  наши  чувства  тем,  что  у
человека открываются глаза на самого себя?
     - И еще разговариваете вы чересчур много, - сказал я.
     -  Ладно,  подписывайте  обходной,  -  сказал  он.  -  Вы  прогоняете
единственного поэта из вашей лавки старьевщиков.
     Его уволили. Он всегда был мастером  нелепых  сенсаций.  Может  быть,
самая нелепая из них та, что мы уволили его, а сами готовим экспедицию  по
его материалам.
     Пусть это будет последняя сенсация, хватит с нас.  Археология  -  это
наука, которая нужна для того, чтобы... А для чего, собственно?



                            2. ВОТ ЕГО ЛОГИКА

     Это был странный парень. На лице его  вечно  блуждала  неопределенная
улыбка.  Никто  толком  не  мог  понять,  что,  собственно,  ему  нужно  в
археологию и вообще, что, собственно, ему нужно от жизни.
     Однажды ночью он вышел к костру экспедиции и сказал:
     - Салют алейкум.
     И никто не догадался тогда, что это не дешевая острота, а формула его
личности - причудливая смесь старых и новых  приветствий,  с  которыми  он
обращался к окружающему миру.
     В каждом человеке живут как бы два человека. Мы все это знаем. Но они
в общем-то мирно  уживаются  друг  с  другом  и  к  внешнему  миру  обычно
повернуты одной стороной. По ней и судят о человеке. Другая  притаилась  и
ждет удобного случая, чтобы проявиться в  исключительных  обстоятельствах.
Тогда говорят - герой или, наоборот, - подлец. А о чем это говорит?  Ровно
ни  о  чем.  Просто  вторая  сторона  личности  более  приспособлена  или,
наоборот, не приспособлена к этим исключительным обстоятельствам.  И  если
бы эти обстоятельства были не  исключительными,  а  повседневными,  мы  бы
знали этого человека с другой стороны, а не с той, с какой сталкиваемся  в
условиях, которые принято считать нормальными. А так ли уж  нормальны  эти
условия?
     Вот я хожу на работу, которая мне приелась, и  я  знаю,  какой  я  на
работе. А если дать мне работу по душе - как бы я себя повел?  Неизвестно.
Это только считается так - дай человеку дело по душе, и все будет  хорошо.
На самом деле тут-то и  начинается  самое  сложное.  Один  с  радостью  ей
отдается весь, и ничего ему на свете не надо, кроме  милого  дела,  другой
увидит в ней только средство, которое поможет ему возвыситься над  людьми,
а третий вообще испугается свободы  и  душевного  простора  и  не  решится
вылезть из скучной, но обжитой скорлупы и всю жизнь будет тайно ненавидеть
осмелившихся, и будет радоваться неудачам смельчаков, и будет  бескорыстно
и бесстрашно ставить им подножки и палки в колеса.
     Но может быть, самый сложный случай - это когда  человек  долго  ждал
момента встречи со счастливым делом и,  наконец,  вырвался  на  простор  и
простор ослепил его. Выпусти соловья из  клетки  -  он  взлетит  и  упадет
мертвый, сделав глоток неба. А если бы сначала полетал по комнате, все  бы
обошлось. Может быть.
     В общем из всех  наших,  пожалуй,  я  один  догадывался,  что  с  ним
происходит. Я понял, что это как раз четвертый, последний случай. И потому
в нем не уживались эти два  человека  и  все  время  были  в  борьбе.  Это
выражалось во всем.  Вот  он  рассказывает  дикие,  смешные  байки.  Хохот
вокруг, у глаз его веселые морщинки, а длинная морда печальна.  А  однажды

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.