Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     ...довольно часто Хартман приглашал Бирса  на  свою  яхту.  Стэн  был
хорошим яхтсменом, и Бирс, который никогда прежде не  ходил  под  парусом,
как прилежный юнга учился у шкипера ставить  грот,  стаксель  и  спинакер,
управляться с такелажем и помалкивал, стирая шкотом в кровь  ладони,  лишь
дул на них, когда они особенно горели.
     Оба они любили серфинг и нередко галсами  носились  под  парусами  на
досках, а иногда выходили на катере Хартмана  в  открытое  море  и,  надев
акваланги и гидрокостюмы, ныряли с гарпунами, чтобы поохотиться под водой.
     Хартман пригласил Бирса полетать на собственном спортивном  самолете,
который он сам пилотировал. Раз в году  Хартман  отправлялся  на  охоту  в
Африку, во время  сафари  ему  доставляло  особое  удовольствие  встретить
крупного зверя один на один, чтобы в  полной  мере  пережить  опасность  и
почувствовать риск.
     О, это была мужская жизнь! Бирсу не под силу было делать все  наравне
с Хартманом, однако тому не пришлось доказывать свое превосходство: узнав,
что Антон новичок, Стэн успокоился и взялся  его  обучать;  делал  он  это
охотно и терпеливо.
     На уик-энд они втроем с Джуди отправлялись в горы и два дня  катались
на лыжах и загорали, попивая по вечерам  у  камина  вино  в  принадлежащей
Хартману альпийской хижине, сложенной из бревен и дикого камня.
     Это были два счастливых безмятежных дня. Ярко сияло  солнце,  цветные
костюмы  лыжников  красиво  выделялись  на  заснеженных  склонах,  белизна
слепила  глаза,  и  лишь  свист  лыж,  взрезающих  наст,  нарушал  плотную
космическую тишину, которая лежала на склонах окрестных гор.
     На лыжах Антон чувствовал себя увереннее, чем в море, и все же он  не
мог  тягаться  с  Хартманом,   который   катался,   как   профессиональный
горнолыжник, что и не мудрено было: когда все к  твоим  услугам,  грех  не
уметь.
     Как спортсмен, Хартман был сильнее Бирса. Стэн выиграл все  партии  в
теннис и плавал он лучше, но в одном, Антон знал,  он  сильнее:  в  умении
убить и выжить; об этом Хартман не подозревал, а Бирс помалкивал.
     Да, он умел убивать из всех видов оружия и даже голыми руками и  умел
выживать в любых условиях - научила родная страна, но  чем  тут  хвастать,
чем гордиться перед мирными дружелюбными людьми? И  потому  он  помалкивал
скромно о своих возможностях, словно в них  заключалось  что-то  постыдное
для него.
     В один из вечеров Бирс и Джуди, поужинав, сели в машину.
     - Сегодня нам предстоит бессонная ночь, - объявила Джуди.
     - Хорошая новость! - с воодушевлением одобрил Бирс.
     - Это совсем не то, что ты думаешь.
     - Жаль. Из-за чего тогда не спать ночь?
     - Сюрприз! - состроила рожицу Джуди.
     Они свернули на автостраду Сан Винсент и, набрав скорость,  помчались
на юг, минуя по дороге бульвары Олимпик и Пико. Машина на большой скорости
шла по автостраде, в свете фар  ярко  фосфоресцировали  дорожные  знаки  и
разметка полотна, поодаль от дороги  то  с  одной,  то  с  другой  стороны
появлялись и уходили назад, как плывущие в ночном небе эскадры, светящиеся
небоскребы.
     В кабине  играла  музыка,  и  казалось,  музыка  звучит  над  летящей
навстречу дорогой, над обочинами, над окрестным пространством, над широкой
зеленой долиной между океаном и горным хребтом и возносится вверх,  высоко
над грешной землей.
     Бирс  рассеянно  смотрел  по  сторонам,  слушал  музыку  и  думал   о
превратностях судьбы, занесшей его в морскую пехоту на Курильские острова,
позже на войну в горы Афганистана, а теперь сюда, в калифорнийскую долину.
Тогда он не  знал  еще,  что  причуды  судьбы  приведут  его  на  войну  в
подземелья Москвы.
     Джуди выехала на бульвар Венеции, идущий от  океанского  побережья  в
сторону центра, и затормозила возле одноэтажного  плоского  белого  здания
Уилширского дивизиона городской полиции.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.