Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1805 году родился(-лась) Ганс Христиан Андерсен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:


                                    15

     Когда он приехал, Аня сразу поняла: что-то стряслось.  Ключников  без
утайки рассказал ей о Бурове, она внимательно выслушала, не перебивая.  Он
ждал от нее каких-то суждений, но она промолчала, лишь обмолвилась кратко:
     - Сам решай.
     - Что?
     - Как тебе быть.
     Больше они на эту тему  не  говорили.  Аня  была  спокойна,  ни  тени
насмешки или привычной иронии.
     Ни разу еще, с тех пор, как они сошлись,  не  говорили  они  о  своих
племенах, он о русских, она о евреях - не было нужды. В часы  свиданий  ни
ей,  ни  ему  в  голову  не  приходило  вспоминать,  кто  из   них   какой
национальности, как не приходит это в голову тем, кто под  огнем  сидит  в
одном окопе или бок о бок идет в атаку: в любви, как в бою, национальность
роли не играет.
     С самого начала Ключников с отчетливой ясностью понял,  что  говорить
об этом нельзя, если он не хочет ее потерять: то был заповедник, запретная
зона, нечто вроде минного поля, куда не стоит вступать - одно неосторожное
движение и тебя разнесет  на  куски,  даже  пуговиц  не  останется.  И  по
естественному в природе инстинкту самосохранения Ключников  уразумел,  что
нельзя вторгаться на заповедную территорию.
     Вскоре он заметил в ней какие-то перемены - горечь  в  лице,  печаль,
заплаканные глаза; что-то  происходило  в  ее  жизни,  чего  он  не  знал:
спросить не решился, а она не сказала.
     Спустя несколько дней,  когда  они  на  машине  ехали  в  гости,  Аня
притормозила на красный свет у перекрестка и обронила как бы невзначай.
     - Если ты хочешь, можешь переехать ко мне.
     - Как? - не понял  Ключников  и  повернулся  к  ней  с  невысказанным
вопросом в лице.
     - Ты можешь теперь жить у меня, - ответила она, глядя на дорогу перед
собой.
     - А твоя семья? - Ключников непонимающе морщил лоб.
     - Все уехали.
     - А ты? - он смотрел на нее и не мог взять в толк, что произошло.
     - Я осталась, как видишь, - усмехнулась она горько.
     Ключников оцепенел, не в силах  постичь  смысл  сказанного.  Нет,  он
понял, но не мог говорить, это было неправдоподобно. Теперь понятно  было,
откуда у нее эта печаль, заплаканные глаза, горькие  складки  вокруг  рта,
надо думать, ей несладко пришлось.
     Новость оглушила его, медленно, шаг за шагом он осторожно свыкался  с
ней, а иначе можно было задохнуться: тугая жгучая радость теснила грудь.
     Он еще додумался спросить, почему она передумала, и Аня несколько раз
с осуждением покачала головой - ну и ну, мол, ума палата. Он поглядывал на
нее, ждал ответа. В конце концов, он получил его.
     - Из-за тебя, дурак! - отрезала она, удрученная его тупостью.
     Ключников внезапно ударил себя по коленям.
     - Поворачивай! - решительно приказал он ей.
     Теперь недоумевала она: они ехали в гости,  где  их  ждали  -  неделю
сговаривались.
     - Поворачивай! - твердо и настойчиво  повторил  Ключников.  -  Быстро
домой!
     - Нас ждут... - попыталась она урезонить его.
     - Обойдутся! - неуступчиво возразил он и ладонью отверг все доводы. -
Ты что хочешь, чтобы я тебя посреди улицы уложил?
     Аня тотчас все поняла, вникла в самую суть.
     - Я не против,  прохожие  советами  измордуют,  -  ответила  она,  но
послушно развернулась посреди улицы, нарушив дорожные правила, и  покатила

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.